[[sov_wlast-wchera_i_zawtra]]

Материал найден здесь: http://piratzor.ucoz.ru/publ/ussr/kniga/chto_takoe_sovetskaja_vlast_vchera_i_zavtra/28-1-0-131

В Москву переехали кости Деникина. Да-с, затянул я написание этой программной статьи – вот действительность и встала у порога: эй, товарисч краснопузый – что ты там ещё имеешь сказать, али ты супротиву нашего государева курса на стабилизацию, на примирение да согласие?! И впору бы разнестись окрест не моим буквенным, а устным, подлинным словам и разъяснениям Ленина: «Что такое советская власть?».

Именно этот вопрос сверхактуален сейчас – ни о чем другом, по идее, теоретики и практики революции думать не должны. Ни охать об антинародной сущности режима, ни вдыхать ностальгические дымы панихид по былым боям девяностых (не знали, не знали тогда оппозиционеры – как и зачем свергать ельцинизм, на том и провалились). Ибо новая советская власть как альтернатива постсоветской и даже (!) позднесоветской системе – именно та сила и одновременно цель, ради которой и с помощью которой единственно и возможен слом столь ненавистного разным отрядам оппозиции нынешнего режима путинской «стабилизации». Общество лишь тогда примет революцию, когда увидит за ней перспективу своего позитивного преобразования. Говоря ёрнически, «каарочи»: нужен бизнес-план.

Пусть они, массы, прельстившиеся капитализмом, поймут – что именно он сам и роет себе могилу ИХ руками. И руки эти впоследствии воздвигнут на былой равнине «стабилизации», над опустошёнными олигархами недрами – небывалые высотки новой экономики и общественной жизни. Но это пока фантастика… Это не бизнес-план. КонкретнЕе нужно.

Революция как смена общественно-экономической формации всегда выдвигает перед осаждаемой и свергаемой ею властью те экономические требования, которых та не может выполнить концептуально. А можем ли мы выполнить свои же требования? На бумаге, в проекте, вроде бы, можем. А в действительности – в народе: институционально, общественно? И – главное – как, какими методами, какими общественными усилиями их выполнять? На что мы разменяем нынешнее общество, свершая революцию, как его изменим – кто именно из бывших ничем станет всем и КАК он это сделает (ступенчато)? Вот ряд вопросов, на которые хотелось бы ответить ниже.

Как советская власть превратилась в постсоветскую

Ни для кого не секрет, что, как говорил И.В.Сталин, «конкретный анализ в конкретных обстоятельствах – вот сущность марксизма». И потому не стоит пенять на персоналии, продавшиеся-де ЦРУ и лишь затем променявшие советскую власть на капитализм. Система советской власти – перестала быть чётко («и прозрачно!», как с места подсказывает ученик Вовочка Путин) функционирующим механизмом. Созданная в ходе революции, система эта состарилась, как всё сущее и общественное, а потому требовала либо клонирования, либо захоронения.

Клонировать, то есть продлить ей жизнь Горбачев не сумел (ну поверьте на секундочку, что он искренне хотел именно этого!;) – и скоропостижно, как последние генсеки, она скончалась. Впрочем, скончалась ли – не противоречу ли я вышесказанному? Было ли чему умирать – или то, что скончалось уже не было властью Советов, то есть формой пролетарской демократии, когда «трудящиеся управляют страной, причём в массовом числе» (Ленин)? Троцкисты уже на предыдущем абзаце меня готовы были засмеять – о какой такой советской власти я толкую. Сожрала эту власть бюрократия еще в тридцатых, утверждает Лев Давидович. И он же предсказывал 1991-й – только не предполагая Второй мировой, Троцкий видел контрреволюцию уже в конце 1940-х: партийная бюрократия разменивает власть на собственность ради присвоения привилегий.

Все это мы многажды слышали. И куча нюансов, именно тех самых «конкретных обстоятельств» делает подобные выкладки сомнительными. Однако вовсе не бессмысленными. Как предостережение «Преданную революцию» читал и Сталин, будьте уверены. Как и «Майн Кампф», кстати. Однако что же вместо так называемого партийного бюрократа Троцкий предлагает трудовому народу? И тут оказывается, что ничего не предлагает. Полемист и журналист по натуре, Троцкий, как всегда, использует слабые места оппонента лишь затем, чтобы привлечь внимание к своей персоне, именно как к вождю. Ну а дальше-то что?

Далее он повторяет прописные для большевика истины насчет широкого представительства, частой ротации кадров и т.д. Но это же не решает проблемы! Соблазн размена власти на собственность остается.

К тому же, подобную логику приводят к абсурдному финалу нынешние неомарксисты от искусства, утверждающие, что во имя сохранения пролетарской демократии хирург, например, должен половину рабочего дня исполнять обязанности уборщицы – чтобы разрыва между интеллектуальным и физическим трудом не было. Вона как европейские умы-то мыслят масштабно! А мы все Сталина ругаем, да Троцким перебиваем… Бесцельное это дело. В силу того простого аргумента, что на Индустриальном, то есть еще Брутальном (с чем не будут спорить и неомарксисты) этапе строительства социализма централизация и бюрократизация – как оптимальная форма взаимодействия всех элементов построенной революцией системы – просто необходима. Нельзя обойти здесь строительство и разрастание так называемого аппарата – вспомним термин «гореть на работе»: ведь он касался как раз тех самых пренебрежительно называемых теперь «функционерами» руководящих работников, которые за ничтожные «привилегии» выполняли и перевыполняли план в координационном плане, ночевали в своих кабинетах, все делали ради того, чтобы громадная молодая советская индустрия заработала на зло и на смерть капитализму уже в мировом масштабе.

Именно тут, именно на этом пути видна была уже мировая революция. И локомотив с профилем Сталина вел к ней советское и мировое общество – когда шахтеры США бастовали и требовали уровень жизни как в СССР! Когда революции потрясали весь мир после Второй мировой – как следствие победы СССР над нацистами!..

Впрочем, уйдём от эмоциональных примеров – их вполне достаточно, чтобы развеять в пух и прах троцкистские бредни. Советская власть стала централизованной и единоначальной – ровно в той степени, в которой требовал мобилизационный, надрывный этап, когда, как еще в 1924-м году ответил троцкистам Сталин – «не до дискуссий». Когда нужно было «догнать». Но какой была советская власть в момент своего зарождения? Вернемся в дореволюционный момент.

Советы вместо царизма и буржуазной демократии

Что такое советская власть в простейшем, даже не историческом понимании? Начинается она со слова «посоветуемся» - с простейшего желания решить что-то вместе с ближним твоим, находящимся в сходном положении: с соседом, с сотрудником. Когда этот совет вырастает за рамки семейного, профессионального, районного - когда советы между собой находят общий язык, устанавливают связи, координируют действия и одинаково видят будущее, то начинается власть советов. Власть советующихся.

А нынешняя власть концептуально, на уровне собственного механического устройства не может ни с кем посоветоваться, кроме как по линии Путин - олигархи. Телемост - дешевый фарс, закончившийся для воркутинских правозащитников, как известно, выбитыми зубами и свёрнутыми плечами. Опять же: механизм так устроен, это не просто Путин один плохой. Это власть ВЕРТИКАЛИ, когда из боязни начальника холуй идёт на любые преступления и даже готов жертвоавать жизнью, только бы все осталось как есть. Только бы иерархия сохранилась. При гетерархии, при сетевом устройстве власти - все иначе.

В 1917-м ровно настолько же, как простейшие лозунги «землю – крестьянам, фабрики – рабочим» сделали экономическую программу революции доступной и близкой массам, играла решающую роль в свершении революции исправно функционировавшая, уже вполне состоявшаяся власть советов. Советов партийных и беспартийных - солдатских и матросских, казачьих депутатов. Народ в революционной ситуации не менял шило на мыло, а четко видел – какая слаженная и невиданно демократичная приходит власть на смену занявшему царский трон трусливому и двуликому Керенскому, этому опереточному бонапартику.

Советская власть – грубо и зримо – просто вытеснила отжившую систему, набрав силы и став реальной властью вовсе не с помощью винтовок и выстрела Авроры: революция свершилась методически до взятия Зимнего. Демократическая пролетарская «горизонталь» заняла место бессильной буржуазной «вертикали».

Покуда буржуазия и Керенский считали себя властью и баловалась чиновничьими процедурами – трудовой народ ковал в подполье и на фронтах свою власть. Левые оппозиционные партии создали ее каркас, большевики из этих всех партий были самой становой и радикальной, а потому и возглавили революцию: каркас этот оброс плотью вооруженных солдат, возвращающихся с позорной и изнуряющей огрызок Империи войны - и новое просто вытеснило старое. Без жертв, практически. Затем старое попыталось вернуться – и была Гражданская. Но сам факт концептуального вытеснения советской властью (как более демократичной и действенной в сложившейся ситуации) бессильного Временного правительства – очевиден.

Посему мифы «демократов» о том, что-де адские большевики попутали народ, который вечно и присно больше благополучия и хлеба насущного любил одного лишь хозяина-буржуя плюс царя своего единониспосланного, пусть и кровавого – смехотворны да и только: сам этот народ пнул временное правительство и ранее царя под зад, а не Ленин, который, как известно, не был столь длинноног (пардон за пошлый карамболь). Советская власть как уже охватившая снизу доверху общество российское форма народовластия, ступень демократизации общества (да-да, AKA Gorbacheff-с болтали-с, о том же да не с тем эффектом) – не была прививкой, не была реформой – она уже БЫЛА внутри общества, была общественной СИЛОЙ большинства и лишь закономерно выдвинулась на первый план в октябре 1917-го. А что мы имеем на данном фронте сегодня? Есть ли у оппозиции эта альтеранативная «вертикали» «горизонталь»?

«Стабилизация» как стадия бюрократической мутации

Та самая советская власть, что была в период своего рождения и победы в революции максимально альтернативной и царизму и буржуазной демократии, установившейся в феврале 1917-го – в период индустриализации порядочно видоизменилась. Горизонталь превратилась в вертикаль. Но и здесь конкретные обстоятельства и задачи той же самой революции, требовавшей немедленно и в кратчайшие сроки догнать в индустриальной гонке капстраны – диктовали условия. Так создались лишь предпосылки для того, чтобы привыкший рулить громадным предприятием директор завода мог подумать: «а чой-то не я хозяин всего этого?». Однако в сталинский период это было невозможно – все по той же причине строжайшей централизованности, высокой идейности целиком партийных, большевистских кадров. А стало это возможно как раз – что вполне логично в рамках конкретного исторического периода 1950-60х – после «развенчания». Ведь к чисто надстроечному «развенчанию» добавились госкапиталистические реформы и возрождение прибыли в экономике! А где прибыль – там и капиталистический соблазн.

Не будем вникать здесь в подробности хрущевской «опрелости», перешедшей в брежневские «пролежни». Заметим для нас главное – вставшая на дыбы, вертикально, прежде горизонтальная, «сетевая», как сейчас мы сказали бы, власть была чисто механически готова была уже к тому чтобы сменить фундамент. Взять всю эту мачту – да переставить на другую палубу. Это и произошло в 1991-м. Советской власти в ее революционной и даже индустриализационной ипостаси не было тогда уже и впомине. Осталась ненужная тогдашей экономике и обществу «мачта». И видно было с неё – далёко… Вот бюрократики и увидели оттуда своё светлое будущее, СВОЙ коммунизм, который оказался капитализмом. Для всей страны, а не только для «вертикали». И именно потому что нарушен был на уровне управления страной диалектический принцип, основа марксизма.

Поскольку общество развивается скачкообразно, то советская власть как изначальная «горизонталь», вставшая потом «на дыбы», ставшая «вертикалью» в период индустриализации, должная была на постиндустриальном этапе вновь стать «горизонталью», демократизироваться - того требовали исторические и экономические условия. И именно этот отголосок перестройки вполне симптоматичен и правдив. Просто пользуясь подходящими для объективной тенденции лозунгами, Горбачев не упразднил «мачту», а переставил ее на другую палубу, на другой базис - попутными общественным экономическими реформами в сторону постепенной легализации капитала. И именно во сохранение этой, совей родной, «вертикали» - «советская» власть решила обуздать ситуацию и не становиться горизонталью, пошла против общественной тенденции, притворяясь, что она « с народом». И сопротивление это, сопротивление оторвавшейся от палубы, от масс, «вертикали» - не могло ничем иным кончиться, как контрреволюцией и сменой формации на предыдущую.

Антисоветское поведение и вся соответственно антисоветская риторика «советской» власти - стали вполне закономерным завершением процесса бунта верхушки против нового этапа так называемого (вполне по-прежнему, на практике бюрократического) «разбюрокрачивания». Перестройка и контрреволюция - типичный феномен qui pro quo, невиданная в истории человечества афера и подмена.

Кстати, превратить ту самую, в период форсированной индустриализации выстроенную, «вертикаль» в «горизонталь» собирался вовсе не Хрущев и не Горбачев - конкретными администрактивными мерами, а Сталин. Одной из его последних предсмертных инициатив, четко обозначенной на 19-м съезде была смена партийной вертикали на советскую горизонталь - сдача полномочий уже изжившей себя в пропагандистской ипостаси партийной машины в пользу советов, в пользу самоуправления без лишнего партийного пафоса и командной тафталогии.

Все это Сталин успел написать и предложить, но не успел воплотить. Именно Сталин, знавший диалектику прекрасно, и проживший со страной «вертикальный» период, понимал необходимость нового этапа, готовил советизацию: чтобы в целом сохранялось поступательное, положительное, плюсовое развитие нового общества - горизонталь должна сменять вертикаль и наоборот. В этом высшая красота диалектики, применимой к развитию советского общества - не понявшие этой формулы, не понимают и всей трагедии капиталистической реставрации.

Что произошло далее - не после Сталина, а после балаболки Горбачева? Обретшая собственность или доходные взяточные места бюрократия эта стала пухнуть. Вертикальная система стала присваивать социалистическую собственность в административно-командной манере, прикрываясь «диктатурой рынка».

При Ельцине она дорывалась до прежде всенародных богатств. Бывшие комсомольцы стали олигархами. Сказочно обогатились без особых усилий. Вот ведь сарказм истории! Ведь и капитализм у нас назначили все по той же административно-командной традиции. И Ельцин назначал олигархов как секретарей обкома. Да-с, вот вам и советская власть – в постсоветской пародии. Хотя и народную поддержку тогдашняя «демократизация» имела, тут как раз шило на мыло и разменяли – именно в среде «шипко умных», которые, увы, позабыли об экономическом фундаменте, а очень самоизмучились «грехами системы». Аж до того доизмучилась интеллигенция, что возопила с триколором в руках и с красным знаменем под ногами Новодворской: «Гори вся страна-грешница в пламени контрреволюции! Поделом тебе! Сгинь!». И горела она в 1993-м, и стал чёрным былой Белый дом, остался в истории расстрелянным Домом Советов…

Итак, с постсоветской мутировавшей, разожравшейся и разросшейся бюрократией мы дожили до Путина. Он и явил собой своеобразное возвращение чиновника к власти. Ведь на момент перехода державы и скипетра от Ельцина к Путину – передавали эти символы именно олигархи, они могли и не передавать, а оставить в своиз руках… Березовский не сомневался, что правит страной, ему нужен был лишь фронтмен для телеэкрана.

Вполне закономерно, что при капитализме буржуй и становится властью. Но увы – для буржуя и для нас, его классовых врагов. Путин тут устроил разводку. Буржуям он велел делиться щедрее, а нам пообещал, что гадов этих олигархов будет и дальше доить исправно. Чем не менеджер, чем не дар божий?

Однако это и есть консервация системы – причём настолько уродливой и нефункциональной, что ее и критиковать-то особо не нужно в повседневности: постоянно в стране что-то падает, взрывается, отключается. Это, господа, не временно. Вы, господа, временны!

И объективная ситуация доказывает это каждый день. Но вот понимает ли народ, что временность нынешнего правительства отнимает у него его же будущее, его лучшее будущее? Нет – потому что и народ постсоветский.

Он по-прежнему ждет от начальника ласки и даров, он, советский по генезису народ наш, привык, что за него решат и решат, как лучше. Но на дворе не социализм. И решают постоянно в пользу буржуазии- так система устроена. Ну да эти вопросы наша пропаганда как-нибудь решит, втемяшит в дурную башку азиатскую простейшее разумение об излишестве буржуя и чиновника в жизни народа. Есть дела и поважнее.

Нужно создавать внутри общества ту самую силу, которая придет к власти тогда, когда пухнущий и при этом теряющий силу буржуазный бюрократ начнет терять силы и державу из рук выронит. И вот тут путинскую« вертикаль» должна заменить советская «горизонталь».

"Горизонталь" оппозиции, переламывающая путинскую "вертикаль"

Советская власть как нутряная суть нового общества, как принцип сетевого скрепления общества вопреки вертикальным реформам и командам, как перманентное строительство коммуны уже сейчас - советы на всех уровнях, начиная с профсоюзов и заканчивая домкомами – вот та самая точка опоры, на которую ляжет рычаг революции. Пока это кажется невнятным. Но вполне естественно тем, кто буржуазными реформами лишается достатка и прав - объединяться: иначе просто не выжить. Опыт 1905-го и 1917-го есть: советы, общественные органы самоуправления будут формироваться везде, где наиболее видны дыры капиталистической язвы, разъедающей общество во имя блага меньшинства, во имя процветания и жирения элиты.

Я гляжу на родной центр Москвы и улыбаюсь: вся эта буржуйская роскошь, вся эта «стабилизация» - на чем она держится, что в фундаменте ее лежит? То, к чему рвались «совком изморенные» восьмидесятники и шестидесятники: все эти иномарки, недвижимость, бытовая техника, одёжа из бутиков, отдых за рубежом, всё это благосостояние меньшинства – на что опираетя в экономике? Что такого придумала эта элита, чтобы так шикарно жить? Новую индустриализацию (постиндустриализацию) провела? Построила новые, как сама любит болтать «высокотехнологичные» производства? Ни черта! Научилась так успешно извлекать прибыль, что и рабочий доволен, и буржуй цветёт? Опять же – ни черта!

Вся путинская «стабилизация» - колосс на ватных ногах! Она им снится, буржуям, эта стабилизация, все их оргазмы в новостройках перед домашними кинотеатрами, на широченных кроватях, что стоят несколько окладов региональных работяг или гастарбайтеров, построивших это элитное жильё. Вот, кстати, и ключик к сну – мы как психоаналитики берём и расшифровываем сновидение. Они-то будут устами Путина твердить, что система вот-вот заработает, надо только смазать ее в трудных местах - но на эту ложь да на подачки со столов олигархов долго народ покупаться не будет.

Идея гуманизации капитализма с помощью «социализации» нефтедолларов - куда страшнее шоковой терапии - ибо ничего не меняя в устройстве общества, создавая иллюзии перспектив, миражи, эта идея является лицемерным оправданием олигархической диктатуры. Олигархам сейчас живется замечательно, да и всем их сотрудничкам, посредничающим в продаже НАШИХ богатств недр… Только они заинтересованы в стабилизации нынешнего положения. Они и будут свергнуты.

Путин яростно эксплуатирует доставшуюся ему экономику и не думая в ней что-то менять - постоянно звучат из его уст обещания в сторону Запада (как в былые советские времена партия рапортовала народу о перевыполнении плана) - что будет повышена перекачка за рубеж газа, нефти. Путин кует нефтяное золото, пока горячо - точнее, это делают дружественные Кремлю олигархи, отстёгивая теперь больше «на социалку». Но это есть лишь ускорение кризисных процессов - ведь ресурсы не бесконечны, а внутри нынешней экономики не зреет ничего такого, что потом стало бы новым этапом ее развития, новым витком.

Путин символизирует и практически осуществляет реванш буржуазии в небывалых масштабах - дорвавшаяся до советских недр, она никак не насосётся. И если Ходорковский хотел, вкусив сверхприбылей, сам стать властью и за это попал под раздачу путинских повесток, то дружествнный Путину олигарх Абрамович, наоборот - и все так же показательно, публично - обналичивает свой капитал, богатеет на глазах сказочно, чему и Путин рад. Вот, мол, как я бываю милостив.

В целом же система эта гибельна - сиди в тюрьме хоть Абрамович, хоть Ходорковский - без национализации ТЭК невозможен переход к новому несырьевому этапу развития экономики и общества. Впрочем, это невозможно без консолидации общества на уровне советов - ведь национализация являет собой именно коллективную волю, а не указ начальника, она и проводится для того, чтобы уничтожить олигархическую «вертикаль», а за ней и вертикаль буржуазной постсоветской власти как таковой. Дабы средства от продажи богатств недр шли непосредственно в развитие новых производств и в социальное развитие нового общества.

Однако, именно из-за традиционных ожиданий улучшений «сверху» и национализация сегодня видится обывателю смутно - а зачем? Мечты о сильном государстве равняются все той же привычке к «хорошему» начальнику, в отличие от «плохого», слабого. На этом играют и нынешние и оппозиционные государственники - из все той же живучей бюрократии, норовящей революцию свести к «ротации элит». Обыватель (именно таково состояние сонных масс сейчас) пока не видит себя активным участником нового общества, заинтересованным в национализации, то есть непосредственно в том, чтобы лучше жить.

Срабатывает механизм не коллективизации, а наоборот, царствующий и действующий везде пока еще механизм индивидуализации, только для элиты это виллы, а для большинства - их квартирки в советских домах, что они упорно «модернизируют» и набивают бытовыми новинками. Почувствовать «кровную» же заинтересованность, как говорил Сталин, в национализации - можно только обездоленным. Когда отбирают последнее (суровый закон революционной ситуации). И таковыми обстоятельствами реформаторы-путинисты не избегнут снабдить дорогих россиян, которые должны наконец понять, что выход из плачевной ситуации - в национализации.

И здесь диалектика: нефтедоллары после революции будут работать на уничтожение нефтепотребляющей мировой экономики В ЦЕЛОМ. Во имя новых энергетических систем и разработок, которые давно есть, но при монополизме нефтяных олигархов, мировой элиты - надежно спрятаны от обществ. И продолжается «стабилизация» - жирение олигархов и скромное бытие россиян за счет путинского менеджмента. Ничего этого без нефтедолларового дождя не выросло бы на постсоветских руинах. Вся стабилизация - случайность. И именно потому, что постсоветская бюрократия не видит дальше своего носа, как не видит за брюхом своих человеческих достоинств – она не в состоянии адекватно ответить экономическим вызовам момента. Не в состоянии СИСТЕМНО решить стоящие перед страной, перед обществом задачи – а потому будет вся эта жирная и пошлая власть погребена под руинами своих элитных новостроек, будет погребена революцией!

  • sov_wlast-wchera_i_zawtra.txt
  • Последние изменения: 2019/06/24 08:46
  • (внешнее изменение)