[[revolution-1905]]

Источник: http://www.biografia.ru/arhiv/revol.html

М. Е. Найденов. «Революция 1905-1907 годов - первая народная революция эпохи империализма» Изд. «Знание», Москва, 1955 г. OCR Biografia.Ru

В текущем году советский народ и все прогрессивное человечество отмечают знаменательный юбилей — пятидесятилетие первой русской революции, вписавшей в богатую революционными событиями всемирную историю одну из ярких страниц.

Революция 1905—1907 годов потрясла до основания обветшалый самодержавный строй, продвинула далеко вперед дело социального и национального освобождения трудящихся нашей страны. Вместе с тем она дала могучий толчок революционному движению в странах Западной Европы и национально-освободительному движению колониальных народов.

Революция 1905—1907 годов сыграла столь важную историческую роль потому, что она была первой народной революцией эпохи империализма. Хотя Россия позже других стран вступила на путь капитализма, однако в последней трети XIX века капитализм в ней развивался настолько быстро, что к началу XX века достиг, так же как и в других странах, высшей ступени своего развития — империализма.

Господство монополий, слияние банкового капитала с промышленным, появление финансовой олигархии, вывоз капитала наряду с вывозом товаров, образование международных монополий, завершение территориального раздела мира В. И. Ленин отмечал, как основные признаки империализма. На высшей ступени своего развития капитализм окончательно утрачивает все свои прогрессивные черты. Из цветущего он превращается в капитализм загнивающий и умирающий. Империализм — это последняя стадия капитализма, когда складываются все необходимые предпосылки для замены капиталистического способа производства социалистическим. Империализм — это канун социалистической революции.

В начале XX века в экономике России имелись налицо все наиболее существенные признаки империализма. По степени концентрации производства русская промышленность стояла на первом месте в мире. В России уже возникали и с каждым годом занимали все более видное место в экономической жизни страны такие могущественные синдикаты, как «Продамет», «Продуголь», «Продвагон» и т. д. Они захватили почти весь сбыт черного металла, каменного угля, товарных и пассажирских вагонов. Русские и иностранные банки становились полновластными хозяевами целых отраслей промышленного производства. Наряду с этими общими признаками, свойственными империализму любой капиталистической страны, русскому империализму были присущи свои специфические черты, обусловленные особенностями исторического развития России.

В России, в отличие от многих государств Западной Европы, эпоха капитализма наступила не вслед за победоносной буржуазной революцией, а после пресловутой «крестьянской» реформы, проведенной в 1861 году царским правительством. Эта реформа не уничтожила и не могла уничтожить до конца феодальных производственных отношений, давно уже превратившихся в тормоз для развития производительных сил. Обострение антагонизма между капиталистическими производительными силами и остатками крепостнических производственных отношений составляло основное содержание всего пореформенного экономического развития России. Без всестороннего учета этого обстоятельства нельзя понять ни причин, ни характера, ни своеобразия первой русской революции.

Среди остатков крепостничества особенно большую реакционную роль играли помещичьи латифундии, царское самодержавие и сословный строй. Реформа 1861 года сохранила почти в полном объеме монопольное право собственности помещиков на землю. Закон объявил их собственниками не только тех земель, которые до реформы составляли так называемую барскую запашку, но и крестьянских наделов, политых кровью и потом многих поколений крепостных крестьян. На этом основании помещики уже при самом освобождении крестьян от крепостной зависимости отрезали от крестьянских наделов свыше 5 млн. десятин лучшей земли, оттеснив крестьян на «песочек». А за ту часть надельной земли, которая была оставлена за крестьянами, государство выдало землевладельцам денежное вознаграждение в сумме, значительно превышающей ее рыночную стоимость, обязав в то же время крестьян в течение 49 лет внести в казну всю сумму вознаграждения, полученную помещиками, плюс ростовщический процент. До 1907 года одни только бывшие частновладельческие крестьяне внесли в казну так называемых выкупных платежей на сумму свыше 1,5 млрд. рублей золотом. Сумма же выкупных платежей, выплаченных казне всеми разрядами крестьянства, превышала 3,4 млрд. рублей золотом. Эти платежи, по существу, были тем же средневековым оброком, который взыскивали феодалы с крестьян при крепостном праве. Таким образом, отмена крепостного права принесла помещикам огромные денежные средства, сохранив за ними в то же время монопольное право собственности на землю.

Согласно официальным данным, в 1905 году 30 тыс. помещиков держали в своих руках свыше 70 млн. десятин земли, т. е. почти столько же, сколько находилось в пользовании 10 млн. крестьянских дворов. Если в среднем на каждый крестьянский двор приходилось по 7 десятин земли, то каждый из 30 тыс. помещиков владел в среднем 2 300 десятин земли, а 700 крупнейших земельных магнатов держали в своих руках в среднем по 30 тыс. десятин земли каждый. Огромные латифундии позволяли помещикам и в эпоху капитализма сохранять крепостнические формы эксплуатации крестьянства. В этих целях они особенно широко использовали «отрезки». Отрезанные от крестьянских наделов земли были не только лучшими по качеству, но и настолько важными для крестьян, что последние уже при размежевании помещичьих и крестьянских земель в 60-х годах прошлого века вынуждены были заключать сделки с помещиками, обязуясь за пользование «отрезками» отрабатывать в хозяйстве помещика определенное количество дней со своим инвентарем и рабочим скотом. Впоследствии такого рода отработки, которые по сути дела ничем не отличались от барщины, получили чрезвычайно широкое распространение. Наряду с отработками помещики широко применяли и такие формы крепостнической эксплуатации крестьян, как кабальная аренда, испольщина и т. д.

Сосредоточение в руках помещиков огромных земельных владений было решающей причиной того острейшего малоземелья, которое являлось уделом десятков миллионов крестьян и которое заставляло их идти в кабалу к помещикам.

Крупное помещичье землевладение составляло материальную основу многочисленных остатков крепостничества, в том числе и царского самодержавия. Царизм был олицетворением политического господства крепостников, владельцев огромных латифундий, и кучки магнатов финансового капитала.

Посредством налогов и всякого рода казенных повинностей, которые тяжелым бременем ложились на плечи рабочих и крестьян, царизм высасывал из народа все его жизненные соки.

Беспощадно расправляясь с «недовольными», царизм превратил Россию в полицейский застенок. Проводя насильственную руссификацию, политику национального унижения нерусских народов, натравливая их друг на друга, грубо попирая их национальную культуру, царизм превратил Россию в тюрьму народов.

Подчиняя всю свою внутреннюю и внешнюю политику классовым интересам дворян-помещиков, царизм старательно оберегал остатки крепостничества во всех сферах общественной жизни. Особенно заботливо охранял ои помещичье землевладение и сословный строй. Разделяя население на средневековые сословия, царизм стремился провести возможно более резкую грань между трудовым народом («черной костью») и дворянами-помещиками («голубой кровью»). Только господствующие классы пользовались политическими правами, только перед ними были широко открыты двери высших учебных заведений, военных училищ, государственных учреждений. Принадлежность к дворянскому сословию играла решающую роль при назначении на ту или иную должность в государственном аппарате. Из дворян рекрутировались офицерские кадры для русской армии. Свято оберегая права и привилегии дворян-помещиков, царизм не оставлял без своих милостей и купеческое сословие, охранял собственность капиталистов и режим капиталистической эксплуатации.

В то же время царизм грубо попирал интересы трудящихся масс, которые составляли так называемые податные сословия. Они не имели никаких прав, но должны были выполнять многочисленные обязанности. Именно эти сословия несли на своих плечах всю тяжесть государственных налогов, воинской повинности, произвола чиновников, помещиков и буржуазии. В России фактически не существовало фабричного законодательства. Бесправие крестьян особенно наглядно проявлялось в безудержном произволе исправников, урядников, земских начальников, которые совершенно безнаказанно издевались над ними. Правительство крепостников беспощадно подавляло стачки рабочих м волнения крестьян. Характеризуя экономику России начала XX века, В. И. Ленин указывал, что в ней «новейше-капиталистический империализм оплетен, так сказать, особенно густой сетью отношений докапиталистических» (1), что в России в одно и то же время существовали «самое отсталое землевладение, самая дикая деревня — самый передовой промышленный и финансовый капитализм!» (2). Тесное переплетение капиталистических и феодальных отношений, составлявших в совокупности экономический базис русского общества, обусловило своеобразие политической надстройки, заключавшейся в том, что «горстка крепостников-помещиков, возглавляемая Николаем II, была у власти, в теснейшем союзе с магнатами финансового капитала…» (3). Гнет империализма в России сливался с деспотизмом царизма, придавая империализму военно-феодальные черты. К этому следует добавить, что Россия, будучи империалистическим государством, в то же время находилась в серьезной экономической и политической зависимости от ряда западноевропейских стран.

1. В. И. Ленин. Соч., т. 22, стр. 246. Изд. 4-е.
2. В. И. Ленин. Соч., т. 13, стр. 406.
3. В. И. Ленин. Соч., т. 25, стр. 111.

В результате антинациональной политики, проводившейся царским правительством в течение последней трети XIX века, капиталовложения английских, бельгийских, французских, немецких и других банкиров в русскую промышленность неуклонно возрастали. Так, если в 1870 году общая сумма иностранных капиталов в акционерных предприятиях России составляла 26,5 млн. рублей, то в 1880 году она достигла уже 97,9 млн., в 1890 году — 214,7 млн., а в 1900 году — 911 млн. рублей. Английские, французские, бельгийские, немецкие капиталисты захватили господствующее положение в каменноугольной промышленности, в машиностроении, металлургии. Они чувствовали себя полновластными хозяевами в таких важнейших промышленных районах России, как Кривой Рог, Донбасс, Баку. Захватив ключевые позиции в экономике России, иностранные капиталисты оказывали решающее влияние на характер внешней и внутренней политики царского правительства. Следовательно, царизм являлся защитником интересов не только помещиков-крепостников и буржуазии России, но также и иностранных капиталистов. Империалистические государства Западной Европы использовали экономическую зависимость России в своих интересах, заставляя царское правительство проводить угодную им внешнюю политику. В мировой системе империализма Россия играла второстепенную, подчиненную роль. Царизм был сторожевым псом империализма на востоке Европы, Он помогал иностранным капиталистам извлекать баснословные прибыли в результате чудовищной эксплуатации русского, украинского и других народов России. Он был агентурой западного империализма для выколачивания из населения сотен миллионов рублей в качестве процентов по займам. Империалистические государства Западной Европы соперничали между собой, борясь за установление возможно более сильного влияния на Россию, чтобы использовать ее гигантские ресурсы в своих интересах. Следовательно, в России сталкивались интересы ряда государств, что превращало ее в узловой пункт противоречий всей мировой системы империализма, Засилие многочисленных остатков крепостничества, жестокий режим капиталистической эксплуатации, национальное угнетение, тяжелая зависимость России от иностранного капитала — все это неизбежно приводило к обострению классовых антагонизмов в стране. В России в эпоху империализма существовали наряду с противоречиями, присущими буржуазному обществу, противоречия, возникшие еще в феодальную эпоху. Конфликт производительных сил с производственными отношениями, возникший еще при крепостном праве, достиг к началу XX века исключительной остроты, потому что производительные силы, давно уже находившиеся в конфликте с остатками крепостничества, к этому времени пришли в столкновение и с капиталистическими производственными отношениями. Закон обязательного соответствия производственных отношений характеру производительных сил уже настойчиво требовал замены буржуазных производственных отношений социалистическими. Острый конфликт производительных сил не только с остатками крепостничества, но и с буржуазными производственными отношениями обусловил в России наличие двух социальных войн. Одна из них была объективно войной пролетариата и крестьянства против царя и помещиков, за уничтожение крупного помещичьего землевладения и всех остатков крепостничества, другая — войной наемных рабочих города и деревни против городской и сельской буржуазии, за уничтожение капитализма. Крестьяне, жестоко страдавшие от острого недостатка земли, не могли примириться с существованием огромных помещичьих латифундий. Стремление к захвату помещичьих земель крестьяне довольно ясно выразили еще в 1861 году. Но тогда их раздробленные выступления были подавлены правительством с беспощадной жестокостью. Через несколько лет стала подниматься новая волна крестьянского движения. Уже в 1877 году крестьянские волнения происходили в 11 губерниях, в 1878 году — в 14, в 1879 году — в 29, в 1880 году — в 34 губерниях Европейской России. По далеко не полным данным, в течение 1881—1890 годов произошло 541 волнение крестьян. В 90-х годах волна крестьянского движения поднялась еще выше. Захват огромных помещичьих латифундий — такова была, в конечном счете, цель всех крестьянских волнений. И этого стремления не могли сломить никакие репрессии царизма. В процессе борьбы против помещиков крестьяне приходили в столкновение со всем самодержавным строем. Поэтому, несмотря на наивно-монархические иллюзии крестьянства, его выступления против помещиков наносили удары и по царизму. Вот почему аграрный вопрос на протяжении всего пореформенного периода являлся, по выражению В. И. Ленина, гвоздем всего общественного развития России. Революционные выступления крестьянства стали приобретать особенно большое значение после того, как на арену политической борьбы вступил революционнейший в мире русский пролетариат. Его основные кадры сформировались в пореформенный период. К концу 90-х годов количество рабочих на крупных фабриках и заводах, в горной промышленности, на железных дорогах достигло 2792 тыс. Большинство промышленных рабочих России было сконцентрировано на крупных предприятиях. Так, на предприятиях с числом рабочих свыше 500 человек было сосредоточено свыше 50% всех промышленных рабочих, в то время как в США на такого рода предприятиях находилось всего лишь 33% рабочих. Высокая степень концентрации пролетариата на крупных предприятиях имела чрезвычайно большое значение, ибо она облегчала сплочение и организацию рабочих. Положение рабочих было крайне тяжелым. Непрерывный приток в город разорившихся крестьян, рост армии безработных позволял предпринимателям чинить любой произвол над рабочими. Продолжительность рабочего дня достигала 12—14 часов. Подавляющая масса рабочих получала заработную плату значительно ниже прожиточного минимума, и за исключением металлообрабатывающей промышленности она редко превышала 7—8 рублей в месяц. Рабочие жили в грязных и тесных бараках, их косили болезни, они гибли или получали увечья на предприятиях, где не существовало никакой охраны труда. Все это толкало рабочих на борьбу с хозяевами. С каждым десятилетием революционная борьба рабочих приобретала все более широкий размах. Если, по неполным данным, в 60-х годах произошло около 40 стачек и волнений среди рабочих, то в 70-х годах — не менее 220 стачек рабочих, в 80-х годах — не менее 446, а в течение лишь первой половины 90-х годов — 232 стачки. В середине 90-х годов освободительная борьба рабочего класса вступила в новую фазу своего развития, тесно связанную с деятельностью созданного В. И. Лениным петербургского «Союза борьбы за освобождение рабочего класса», который впервые в истории осуществил соединение социализма с рабочим движением. С этого времени начался пролетарский период русского освободительного движения. Развертывание массового рабочего движения послужило толчком к созданию подлинно марксистской партии пролетариата. Первым зачатком этой партии был петербургский «Союз борьбы за освобождение рабочего класса». Руководивший его деятельностью В. И. Ленин тщательно изучал опыт этой первой по-настоящему революционной организации рабочего класса и всесторонне использовал его в борьбе за создание революционной партии нового типа. Борьба В. И. Ленина за создание партии нового типа имела гигантское, поистине всемирно-историческое значение. Исключительная острота классовых антагонизмов в России, ставшей узловым пунктом противоречий империализма, мощный подъем освободительного движения, охватывавшего с каждым годом все более широкие массы трудящихся, зарождение самой революционной партии нового типа и возникновение ленинизма — марксизма эпохи империализма — все это в условиях отсутствия серьезных революционных выступлений рабочего класса в Западной Европе и засилья оппортунизма в рабочем движении западноевропейских стран обусловило перемещение в Россию в конце XIX — начале XX века центра мирового революционного движения. Ввиду наличия острого антагонизма производительных сил не только с остатками крепостничества, но и с буржуазными производственными отношениями, ввиду наличия в России современного пролетариата во главе с революционной партией нового типа назревавшая революция не могла остановиться на буржуазно-демократических преобразованиях, но должна была в силу объективных условий неизбежно развиваться дальше, перерастая в социалистическую революцию.

Промышленный кризис (1900—1903 гг.), разразившийся в Европе и захвативший Россию, дал толчок новому революционному подъему в стране. Стачка на Обуховском заводе в мае 1901 года, забастовки в Ростове-на-Дону и Батуме в 1902 году, всеобщая стачка на юге России в 1903 году, охватившая промышленные центры Украины и Закавказья,— таковы наиболее яркие эпизоды рабочего движения в эти годы. Следует отметить, что значительная часть выступлений пролетариата в период 1900—1903 годов проходила под руководством социал-демократических организаций искровско-ленинского направления, что, безусловно» способствовало росту сознательности рабочих, организованности и целенаправленности их выступлений. Характерной чертой подъема рабочего движения начала XX века являлся не только его небывалый размах, но и сочетание экономических требований рабочего класса с такими политическими лозунгами борьбы, как «Долой царское самодержавие!», «Демократическая республика!», «8-часовой рабочий день!»

Революционный подъем охватил и деревню, где под влиянием выступлений рабочего класса с каждым годом все ярче разгоралась борьба крестьян против помещиков. Борьба крестьян приняла особенно острый характер весной 1902 года в Полтавской, Черниговской, Саратовской и других губерниях. Если в 1900 году было зарегистрировано 48 крестьянских выступлений, то в 1902 году — 340.

Заметно оживились оппозиционные и революционные настроения во всех демократических слоях населения. Активно стали выступать учащиеся высших учебных заведений.

Подъем освободительной борьбы в различных демократических слоях свидетельствовал о том, что в глубочайших недрах народа клокотала жгучая ненависть к самодержавному строю и ко всему буржуазно-помещичьему общественному порядку.

Социальные «низы», доведенные до крайней степени нищеты и бесправия, своими выступлениями все решительнее заявляли о своем нежелании жить по-старому.

Массовые революционные выступления рабочих и крестьян внесли растерянность и колебание в ряды либеральной буржуазии. Либеральные буржуа и либеральные помещики, опасаясь, как бы раздробленные выступления рабочих и крестьян не слились в общий революционный поток против царя, помещиков и капиталистов, стали настойчивее выдвигать требования о реформах, рассчитывая, с одной стороны, внести известную разрядку в крайне напряженное политическое положение в стране, с другой — укрепить свои политические позиции, продвинуться поближе к престолу с тем, чтобы разделить власть с царем.

Колебания и растерянность охватили и правительственные сферы. Беспощадно подавляя революционные выступления рабочего класса и крестьянства, правительство в то же время объявило о намерении провести ряд реформ в области просвещения, землеустройства, взыскания налогов и т. п.

Следовательно, под воздействием революционного подъема и «верхи» приходили к пониманию того, что управлять дальше страной по-старому невозможно. Таким образом, кризис охватил не только «низы», но и «верхи» общества. В России налицо была революционная ситуация. В этой обстановке революционные социал-демократы во главе с В. И. Лениным вели решительную борьбу за создание подлинно пролетарской партии на тех идейных и организационных принципах, которые выработал В. И. Ленин и которые пропагандировала созданная им общерусская политическая газета «Искра».

Летом 1903 года состоялся II съезд РСДРП, который положил конец разброду и шатаниям в русской социал-демократии и создал организационно оформленную партию нового типа. Принятая II съездом программа РСДРП указала рабочему классу ближайшие и конечные цели его борьбы. Аграрная часть программы, формулировавшая требования крестьян, имела важное значение в создании революционного союза пролетариата и крестьянства.

Кипучая деятельность большевиков после II съезда РСДРП способствовала дальнейшему подъему революционного движения. Рост революционного движения не смогли остановить ни жестокие репрессии царизма, ни зубатовские организации, ни русско-японская война, которая началась в январе 1904 года. По своему характеру русско-японская война была с обеих сторон империалистической, захватнической. Вопреки расчетам правительства, война не только не остановила революционного подъема, но, ухудшив и без того тяжелое положение трудящихся масс, ускорила наступление революции.

Известия о поражении русских войск в Маньчжурии возбуждали недовольство во всех слоях населения. Осенью 1904 года прокатилась волна антивоенных стачек и демонстраций, захватившая рабочих Батума, Саратова, Киева, Риги и других промышленных центров. 13 декабря началась грандиозная стачка в Баку, во главе которой встал Бакинский комитет РСДРП.

На митингах и демонстрациях стачечники выдвигали лозунги «Долой войну!», «Долой царское самодержавие!». Бакинские рабочие требовали созыва Учредительного собрания, введения 8-часового рабочего дня, отмены сверхурочных работ, повышения заработной платы, отмены штрафов, предоставления ежегодных оплаченных отпусков, открытия школ, клубов и т. д. В результате героической борьбы бакинский пролетариат добился серьезной победы; он вынудил нефтепромышленников подписать первый в истории России коллективный договор с рабочими. Предприниматели обязались ввести на нефтепромыслах 9-часовой рабочий день, предоставлять ежегодно рабочим отпуска, повысить заработную плату, улучшить производственные и бытовые условия рабочих и т. д. Героическую борьбу бакинского пролетариата поддерживал весь рабочий класс России, проводя стачки солидарности, организуя сбор денег для оказания помощи рабочим Баку и т. д.

В конце 1904 года особенно большой остроты достигла борьба рабочих Петербурга. Пролетариат столицы, значительную часть которого составляли рабочие-металлисты, сконцентрированные на крупных предприятиях, являлся одним из наиболее боевых отрядов российского рабочего класса. В годы революционного подъема правительство особенно старательно стремилось удержать питерских рабочих от революционных выступлений.

Чтобы парализовать революционные настроения среди рабочих Петербурга и отвлечь их от революционной борьбы, священник пересыльной тюрьмы Георгий Гапон по поручению охранки еще в феврале 1904 года создал зубатовскую организацию под названием «Собрание русских фабрично-заводских рабочих города С.-Петербурга». Однако усиление эксплуатации на фабриках и заводах Петербурга, штрафы, сверхурочные работы и т. д.— все это, несмотря на верноподданнические проповеди Гапона, поднимало рабочих на борьбу против своих угнетателей, которая достигла особенно широкого размаха в январе 1905 года.

Революционные события в Петербурге стали развиваться особенно стремительно после увольнения четырех рабочих с Путиловского завода. Путиловцы потребовали возвращения на завод уволенных. Администрация завода отвергла эти требования. В связи с этим путиловские рабочие 3 января прекратили работу. В последующие дни стачка распространилась и на другие предприятия. 7 января 1905 года бастовало уже свыше 105 тыс. рабочих Петербурга.

В момент, когда борьба рабочих достигла огромного размаха, Гапон с одобрения охранки выступил с планом подачи царю петиции. Полиции были даны указания не препятствовать рабочим в организации шествия к царю. На фабриках и заводах 7 и 8 января проходили бурные собрания, на которых рабочие горячо обсуждали проект петиции. Незрелые еще в политическом отношении, они ухватились за идею подачи петиции, как за последний якорь спасения.

Большевики, выступая на собраниях рабочих, настойчиво разъясняли провокационный характер гапоновской затеи. В самый канун шествия Петербургский комитет выпустил прокламацию, в которой говорилось: «Такой дешевой ценой… свободу не покупают. Свобода покупается кровью, свобода завоевывается с оружием в руках, в жестоких боях. Не просить царя, и даже не требовать от него, не унижаться перед нашим заклятым врагом, а сбросить его с престола и выгнать вместе с ним всю самодержавную шайку — только таким путем можно завоевать свободу». Если большевикам и не удалось, несмотря на все принятые меры, удержать рабочих от шествия к Зимнему дворцу, то они смогли во время обсуждения петиции на собраниях внести в нее такие требования, как введение 8-часового рабочего дня, передача земли крестьянам, установление свободы печати, слова, союзов, свободы стачек, равенство всех перед законом и даже требование созыва Учредительного собрания. В результате этих поправок текст петиции, хотя и сохранял попрежнему верноподданническую форму, все же приобрел характер классово направленного документа, своеобразно отражавшего требования программы-минимума РСДРП.

Утром 9 января в заранее намеченных пунктах столицы стали собираться толпы празднично одетых рабочих. Многие пришли с семьями. Выстроившись в колонны, с трехцветными знаменами, портретами царя, хоругвями и иконами, они направлялись к центру города. Не менее 150 тыс. рабочих из разных районов города пришли на сборные пункты, чтобы принять участие в шествии. Как только колонны рабочих начали продвижение к центру, в дело вступили войска, действовавшие по заранее разработанному плану. У Нарвских ворот прозвучали первые залпы.

Пали сотни убитых и раненых. Войска расстреляли колонны рабочих также у Троицкого моста, на площади Зимнего дворца, на Невском проспекте, у Полицейского моста, на Шлиссельбургском тракте, на 4-й линии, на Малом проспекте Васильевского острова. Всего в этот день свыше одной тысячи рабочих было убито и несколько тысяч ранено. Расстреливая толпы безоружных рабочих, правительство рассчитывало запугать их, но достигло прямо противоположного результата: выстрелы солдат разрушили у рабочих наивную веру в «царя-батюшку».

Те самые рабочие, которые еще утром наивно верили в царя, вечером 9 января принялись строить баррикады. Таким образом, политическое воспитание рабочих за один только день 9 января шагнуло так далеко вперед, как не могло бы шагнуть за месяцы и годы серой, будничной жизни. Именно в этом усматривал В. И. Ленин гигантское историческое значение «кровавого воскресенья». Большевики, находившиеся во время расстрела среди рабочих, разъясняли им, что у них есть только один путь к освобождению — это путь борьбы. А на другой день петербургские большевики выпустили листовку, в которой призывали рабочих к вооруженной борьбе с палачами русского народа.

Негодование рабочих было так велико, что на следующий день, 10 января, ни одно предприятие столицы не работало. Пролетарии столицы объявили всеобщую стачку, которая продолжалась до 17 января, а на таких крупных предприятиях, как Путиловский, Обуховский, Балтийский и другие заводы, рабочие бастовали до февраля.

Весть о неслыханном злодеянии царизма вызвала повсюду в городах необъятной России волну стачек протеста. Лозунг петербургского пролетариата «Смерть или свобода!» был подхвачен рабочим классом всей России. 10 января началась всеобщая забастовка в Москве. Вслед за ней поднялись на борьбу рабочие почти всех городов Центрально-промышленного района. Стачки протеста прошли в городах Литвы, Польши, Латвии и Украины. По официальным данным, в январских стачках участвовало 444 тыс. стачечников. Значительная часть рабочих приняла участие в политических стачках. Рабочие требовали прекращения войны, свержения самодержавия, введения 8-часового рабочего дня. Нередки были случаи столкновения стачечников с войсками. Таким образом, расстрел рабочих 9 января всколыхнул всю страну. Поднялись на борьбу миллионные массы рабочего класса. В России началась революция.

Первая революция в России по своему характеру была буржуазной революцией, ибо те преобразования, которые она должна была осуществить (свержение самодержавия, ликвидация помещичьего землевладения, уничтожение сословного строя и т. п.), не только не могли подорвать основ буржуазного строя, но должны были расчистить почву для действительно свободного развития капитализма. Однако в этих преобразованиях трудящиеся массы были заинтересованы в гораздо большей степени, чем буржуазия. Поэтому рабочие и крестьяне не только с самого начала активно участвовали в революции, но и неустанно двигали ее вперед, добиваясь полной победы над царизмом. Именно потому, что на борьбу за социальные преобразования, буржуазные по своему классовому содержанию, поднялись широчайшие массы народа, революцию 1905—1907 годов нельзя рассматривать как обычную буржуазную революцию. Это была буржуазно-демократическая революция, в которой буржуазное содержание преобразований сочеталось с народным характером ее движущих сил, что делало ее не верхушечной, а глубинной, народной революцией. «…Русская буржуазная революция 1905—1907 годов…— писал В. И. Ленин,— была, несомненно, «действительной народной» революцией, ибо масса народа, большинство его, самые глубокие общественные «низы», задавленные гнетом и эксплуатацией, поднимались самостоятельно, наложили на весь ход революции отпечаток своих требований, своих попыток по-своему построить новое общество, на место разрушаемого старого» (1).

Народный характер первой революции в России наиболее ярко выразился в том, что она с самого начала проходила при гегемонии пролетариата. «Рабочий класс,— говорится в тезисах «Пятьдесят лет первой русской революции»,— был кровно заинтересован в победе этой революции, только таким путем он мог добиться демократических свобод, укрепить свои организации, приобрести опыт и навыки руководства трудящимися массами и повести борьбу за завоевание политической власти». На всех этапах первой революции в России рабочий класс шел в авангарде борьбы, был вождем всех угнетенных царизмом демократических элементов и в первую очередь многомиллионного крестьянства. Это своеобразие революции 1905—1907 годов и ее коренное отличие от буржуазных резолюций XVII—XIX веков было обусловлено особенностями исторической обстановки, в которой она происходила.

В западноевропейских странах буржуазные революции совершались на ранней ступени развития капитализма. Тогда в этих странах пролетариат еще не был организован, у него не было еще своей политической партии, он не мог выступать в революции с самостоятельной линией. При таких условиях буржуазия, которая тогда являлась революционной силой, поскольку речь шла о сокрушении феодального строя, была естественным вождем всех угнетенных феодализмом социальных групп. Выдавая свои собственные интересы за интересы всей нации, она тогда смогла сплотить антифеодальные элементы общества и прежде всего крестьянства и повести их на штурм обветшалого феодального строя.

1. В. И. Ленин. Соч., т. 25; стр. 388

В отличие от западноевропейских стран революция в России началась в период империализма, когда капитализм вступил в полосу кризиса и упадка, когда в порядок дня был поставлен уже вопрос о замене капиталистических производственных отношений социалистическими. Если в эпоху буржуазных революций на Западе пролетариат ввиду низкого уровня развития капитализма был сравнительно немногочисленным, слабым классом, то в России к началу революции 1905—1907 годов он являлся одним из основных классов русского общества. Его численность достигала 3 млн. человек, причем больше половины приходилось на долю фабрично-заводских рабочих.

Наличие крупных предприятий и связанная с этим высокая степень концентрации рабочего класса, наличие революционной партии обусловили быстрый темп его классового созревания.

К началу революции 1905—1907 годов российский пролетариат успел пройти уже длинный путь борьбы против буржуазии, в ходе которой он накопил немалый опыт политической деятельности, сплотился в боевую, революционную силу, осознал свои классовые интересы и историческое призвание.

Классовое самосознание пролетариата стало расти особенно быстро после того, как во главе его встала созданная великим Лениным революционная партия нового типа. Беспредельно преданная делу рабочего класса, верная принципам революционного марксизма, большевистская партия явилась подлинным вождем пролетарских масс, умелым и смелым их руководителем.

Параллельно с процессом вызревания пролетариата, как самого революционного класса общества, совершался другой процесс — процесс неуклонного нарастания контрреволюционности русской либеральной буржуазии.

Русские либералы никогда не представляли собой революционной силы. Либеральная буржуазия в России, тысячами нитей связанная с царизмом, запуганная революциями в Западной Европе и подъемом революционного движения в России, была на всех этапах освободительной борьбы трусливой, дряблой и немощной. Она постоянно искала сделки с царизмом. С вступлением же капитализма в империалистическую стадию, когда противоречия между трудом и капиталом достигли исключительной остроты, либеральная буржуазия все решительнее поворачивала в сторожу реакции. Примечательно, что в России пролетариат создал свою политическую партию раньше, чем либеральная буржуазия. Первую революцию в России буржуазия стремилась использовать в своих интересах: на гребне революционной волны она хотела пробраться к власти для того, чтобы, разделив ее с царем и помещиками-крепостниками, затем вместе с ними подавить народную революцию.

Таким образом, либеральная буржуазия, еще не успев утвердить своего политического господства в стране, оказалась лицом к лицу со своим грозным противником — пролетариатом, который ставил перед собой задачу в союзе с крестьянством не только разрушить самодержавный строй, но и уничтожить власть капитала над трудом, частную собственность на орудия и средства производства, эксплуатацию человека человеком. Весь ход экономического развития России выдвинул пролетариат на роль гегемона буржуазно-демократической революции. Это положение коренным образом изменяло роль крестьянства в буржуазно-демократической революции эпохи империализма. Из резерва либеральной буржуазии оно превратилось в могучего боевого союзника рабочего класса.

Союз двух угнетенных классов подготовлялся всем ходом развития России. В. И. Ленин много раз указывал, что в России пролетариат и крестьянство страдали не только от капитализма, но и от его недоразвитости. Поэтому оба класса были глубоко заинтересованы в выкорчевывании до конца всех остатков крепостничества, в свержении царского самодержавия, в ликвидации помещичьих латифундий, в уничтожении сословной приниженности и бесправия народных масс. Общность интересов и целей борьбы рабочих и крестьян делала их естественными союзниками в первой русской революции. В ходе революции 1905—1907 годов пролетариат закладывал основы союза с крестьянством, создавал ту общественную силу, которая обеспечила победу Великой Октябрьской социалистической революции в 1917 году и построение социализма в нашей стране.

Для того чтобы успешно решить всемирно-исторические задачи в период первой русской революции, российский пролетариат под руководством партии, созданной В. И. Лениным, вел непримиримую борьбу с либеральной буржуазией, парализуя ее попытки встать во главе масс, настойчиво укреплял союз рабочих и крестьян.

Большевики неустанно трудились над повышением уровня политической сознательности рабочего класса, сплачивали его ряды, формировали его в боевую армию революции. Они возглавили стачки и демонстрации рабочих в период назревания революционного кризиса 1901—1904 годов. Они находились в гуще масс 9 января, неустанно разъясняя рабочим глубокий смысл происшедших событий, призывая пролетариат к решительной борьбе с царизмом.

Через три месяца после начала революции, в апреле 1905 года, преодолев многочисленные трудности, связанные в первую очередь с раскольнической оппортунистической деятельностью меньшевиков, большевики созвали III съезд РСДРП, сыгравший исключительно важную роль в развертывании революции. Исходя из глубокого понимания сущности народной революции, III съезд под руководством В. И. Ленина разработал стратегический план дальнейшего развития буржуазно-демократической революции. Этот план предусматривал изоляцию либеральной буржуазии, осуществление гегемонии пролетариата, укрепление союза рабочего класса с крестьянством как силы, которая одна только могла обеспечить полную победу революции.

Особенно большую роль в развертывании революции сыграли резолюции III съезда о вооруженном восстании и об отношении к крестьянскому движению. Первая дала четкую установку по вопросу о том, что интересы победы революции требуют от рабочего класса и его партии активной работы по подготовке вооруженного восстания, поставленного в порядок дня всем ходом развития революции. Что касается отношения социал-демократии к крестьянскому движению, то III съезд, решительно высказавшись за поддержку революционных выступлений крестьянства, потребовал от всех членов партии «пропагандировать в широких слоях народа, что социал-демократия ставит своей задачей самую энергичную поддержку всех революционных мероприятий крестьянства, способных улучшить его положение, вплоть до конфискации помещичьих, казенных, церковных, монастырских и удельных земель» (1).

Исходя из того, что основным вопросом всякой революции является вопрос о власти, III съезд принял специальную резолюцию о временном революционном правительстве, которое должно было стать органом революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства. Оно должно было осуществить наиболее полно и последовательно демократические преобразования всего общественного строя, установить демократическую республику, конфисковать земли у помещиков и передать их крестьянам, ввести 8-часовой рабочий день, положить конец национальному угнетению и национальной дискриминации нерусских народов. Социал-демократия при соответствующих условиях должна была принять участие во временном революционном правительстве, чтобы путам давления «сверху» способствовать возможно болеэ полной реализации программы-минимум РСДРП.

Социальные преобразования временного революционного правительства должны были в максимальной степени облегчить перерастание буржуазно-демократической революции в социалистическую.

Резолюции III съезда РСДРП, разработанные под руководством В. И. Ленина, явились серьезным вкладом в сокровищницу марксизма-ленинизма, обогатив его новыми положениями, касающимися стратегии и тактики пролетариата в буржуазно-демократической революции эпохи империализма.

1. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК, ч. I, стр. 80. Изд. 7-е. Госполитиздат. 1953.

Борьбу за претворение в жизнь решений III съезда большевики проводили в ожесточенной борьбе с меньшевиками. Отказавшись участвовать в работе III съезда РСДРП, меньшевики созвали в Женеве свою конференцию, на которой приняли решения, от начала до конца проникнутые духам оппортунизма. Эти решения дезориентировали пролетариат, толкали его на путь сотрудничества с либеральной буржуазией, на путь признания ее руководства в революции.

В целях разоблачения оппортунизма меньшевиков и защиты решений III съезда РСДРП В. И. Ленин написал знаменитую книгу «Две тактики социал-демократии в демократической революции», вышедшую в июле 1905 года. Огромное значение этой книги состоит в том, что в ней В. И. Ленин глубоко разработал вопрос об особенностях буржуазно-демократической революции в эпоху империализма, ее движущих силах и перспективах развития, обосновал идею гегемонии пролетариата и его союза с крестьянством, как непременное условие победы революции. В. И. Ленин доказал, что победоносная буржуазно-демократическая революция в России должна привести не к диктатуре буржуазии, а к революционно-демократической диктатуре пролетариата и крестьянства, В. И. Ленин сформулировал основные положения о перерастании буржуазно-демократической революции в социалистическую. Это была новая установка, доселе отсутствовавшая в марксистском учении о революции. Впоследствии эти положения были развиты В. И. Лениным в законченную теорию социалистической революции. Книга В. И. Ленина «Две тактики социал-демократии в демократической революции» обеспечила победу подлинно революционной тактики большевиков над оппортунистической тактикой меньшевиков и нанесла сокрушительный удар по реформистам II Интернационала.

Творчески развивая в новых исторических условиях учение К. Маркса и Ф. Энгельса, В. И. Ленин вооружал не только русский, но и международный пролетариат могучим идейным оружием в борьбе за революционное преобразование общества.

Большевистская партия, вооружив пролетариат подлинно революционной тактикой, повседневно руководила его борьбой, неустанно сплачивая ряды рабочих, поднимая уровень их политической сознательности, расширяя и укрепляя их связи с крестьянством. Все это вместе с огромной работой партии по разоблачению предательской линии меньшевиков и эсеров явилось тем решающим условием, которое позволило пролетариату оттеснить либеральную буржуазию от руководства революционными массами и изолировать ее. На всех этапах первой русской революции пролетариат не только шел в авангарде борьбы, но и был ее подлинным руководителем.

Опыт первой русской революции неопровержимо доказал, что вождем и гегемоном подлинно народной революции в эпоху империализма может быть только рабочий класс.

Народный характер революции 1905—1907 годов наглядно проявился не только в широком участии в ней рабочих и крестьян, но и в резком преобладании таких специфически народных форм борьбы, как стачка, демонстрация, восстание.

Особенно большое значение в революции 1905—1907 годов приобрела стачка. Она явилась основной формой борьбы рабочего класса в течение всего периода первой русской революции. Стачечное движение в 1905—1907 годах достигло небывалого размаха, оставив далеко позади самые высокие взлеты стачечной борьбы, которые когда бы то ни было имели место в таких странах, как Англия, США и Германия. Только в январе — марте 1905 года в стачках приняло участие свыше 810 тыс. рабочих. В течение же всего 1905 года в стачках участвовало около 3 млн. стачечников. Чтобы понять значение этих цифр, нужно вспомнить, что за целое десятилетие, предшествовавшее началу революции, количество стачечников в России составило не более 430 тыс. Начиная с января 1905 года стачки и забастовки в России происходили непрерывно, приобретая с каждым месяцем все более наступательный характер. Вслед за первомайскими стачками, охватившими более 200 тыс. рабочих, начался период летних стачек, среди которых особенно выделялась забастовка иваново-вознесенских ткачей. Она началась 12 мая и проходила под руководством созданного большевиками Северного комитета РСДРП и его Иваново-Вознесенской группы. Стачечники потребовали от хозяев введения 8-часового рабочего дня, отмены сверхурочных работ, установления постоянных расценок, установления минимума заработной платы, одинаковой для мужчин и женщин, ликвидации штрафов, улучшения гигиенических условий производства, свободы союзов, стачек, а также создания специальной комиссии из представителей от рабочих и администрации для разрешения недоразумений, которые будут возникать между рабочими и предпринимателями.

Забастовка, начатая текстильщиками, быстро расширялась. Вскоре к ней примкнули печатники, железнодорожники, сапожники и портные. По совету большевиков рабочие решительно отклонили требование властей вести переговоры с каждым предпринимателем в отдельности. Вместо этого было решено избрать представителей от каждой фабрики, которые составили особый Совет рабочих уполномоченных. Ему стачечники поручили представлять и защищать интересы всех рабочих, участвовавших в забастовке. Совет рабочих уполномоченных руководил всем ходом стачки. Он создал рабочую милицию, которая поддерживала общественный порядок. Для оказания помощи бастующим была создана стачечная касса. 19 мая начали забастовку текстильщики Шуи, Орехово-Зуева и других городов, предъявив администрации такие же требования, как и иваново-вознесенские текстильщики.

Власти безуспешно пытались прекратить стачку. Полиция и войска силой разгоняли собрания стачечников. В ответ на это рабочие разгромили ряд фабрик и домов фабрикантов. Несмотря на все старания, властям так и не удалось подавить стачку иваново-вознесенских рабочих. Она была прекращена в начале августа самими рабочими по решению Совета рабочих уполномоченных.

Стачка иваново-вознесенских рабочих, в которой участвовало до 70 тыс. человек, оказала огромное влияние на рабочих всего Центрально-промышленного района, в особенности на текстильщиков, которые под ее воздействием активно включились в революционное движение. Летние стачки, которыми были охвачены все важнейшие промышленные районы страны и которые нередко сопровождались кровавыми столкновениями рабочих с полицией и войсками (например, в Лодзи, Варшаве, Риге и др.), а также сентябрьские выступления рабочих в Москве подготовили революционный пролетариат к проведению грандиозной всероссийской политической стачки, в которой участвовало свыше 2 млн. человек. Открытая агитация за всеобщую стачку среди рабочих проводилась еще в сентябре. Волна стачечного движения особенно стремительно стала нарастать повсеместно с начала октября. Начавшаяся 19 сентября в Москве забастовка печатников перекинулась в ряд других городов. В Петербурге 3 октября начали забастовку рабочие типографий. На следующий день забастовали рабочие ряда других предприятий, в том числе рабочие Невского и Семянниковского заводов. 7 октября в 2 часа дня остановились железнодорожные мастерские Московско-Казанской дороги. К вечеру того же дня забастовали остальные рабочие этой дороги. В течение нескольких дней стачка охватила рабочих 79 предприятий Москвы. 8 октября прекратилось движение поездов на Рязано-Уральской, Казанской, Ярославской, Курской, Нижегородской линиях. 12 октября бастовало уже 14 дорог. На железных дорогах общей протяженностью почти 40 тыс. верст прекратилось движение поездов. Около 750 тыс. рабочих и служащих железных дорог примкнули к стачке.

Движение, начавшееся в Москве и Петербурге, перебросилось и в другие города. 11 октября началась всеобщая стачка в Харькове, 12-го — в Киеве, 13-го — в Челябинске и Иркутске и т. д. Стачка приняла всероссийский размах, она проходила под лозунгами: «Долой самодержавие!», «Да здравствует демократическая республика!». В ней участвовали не только промышленные рабочие, но и железнодорожники, служащие государственных учреждений, работники магазинов, банков и т. д. Остановились тысячи промышленных предприятий. Перестала работать телеграф, почта, банки.

Под могучим натиском революционного пролетариата царь, вынужден был 17 октября издать манифест, в котором лицемерно обещал дать народу политические свободы и созвать вместо ублюдочной булыгинской Думы, сметенной волной революционных выступлений рабочего класса, законодательную Думу.

Массовое выступление рабочего класса в октябре 1905 года принесло народу первую серьезную, хотя и кратковременную, победу. В ходе Октябрьской политической стачки была завоевана свобода печати, слова, профсоюзов и других организаций; цензура была устранена; впервые в истории России свободно стали выходить революционные газеты.

Ввиду того что царское правительство запрещало существование каких бы то ни было организаций рабочего класса, профсоюзы в России возникли позднее партии рабочего класса. Право на существование профсоюзов пролетариат России завоевал в огне революционной борьбы 1905 года. Объединяя широкие слои рабочего класса, профессиональные союзы являлись важным средством организации и сплочения пролетарских масс. Большевики вели непримиримую борьбу с меньшевиками, стремясь возглавить профессиональное движение и повести его по революционному пути. Они неутомимо разоблачали оппортунизм меньшевиков, которые отрицали какую бы то ни было роль профсоюзов в политической борьбе пролетариата, ограничивая их деятельность лишь сферой экономической борьбы.

Под руководством большевистской партии профессиональное движение осенью и зимой 1905 года достигло значительного размаха, став важным фактором освободительной борьбы рабочего класса.

Величайшее значение Октябрьской политической стачки состоит прежде всего в том, что она с гигантской силой двинула вперед дело политического воспитания рабочего класса.

Огромный размах стачечного движения в 1905 году раскрыл величайшие революционные возможности пролетариата, неопровержимо доказал, что революционная энергия, которую он может развить в период революции, неизмеримо выше его доли в населении страны. Составлял меньшинство населения, рабочий класс в 1905 году своими выступлениями наложил пролетарский отпечаток на весь ход революции.

В докладе о революции 1905 года В. И. Ленин назвал ее «пролетарской, не только в том смысле, что пролетариат был руководящей силой, авангардом движения, но и в том смысле, что специфически пролетарское средство борьбы, именно стачка, представляло главное средство раскачивания масс и наиболее характерное явление в волнообразном нарастании решающих событий» (1).

В. И. Ленин указывал, что революция 1905—1907 годов во всемирной истории была первой революцией, в которой массовая политическая стачка сыграла необыкновенно большую роль. В авангарде стачечной борьбы на всех этапах первой русской революции шел передовой отряд рабочего класса России — металлисты.

В. И. Ленин указывал, что если каждая сотня фабричных рабочих дала в 1905 году 160 бастующих, то каждая сотня металлистов дала 320 участников стачек. Металлисты своими выступлениями увлекали за собой колеблющихся, пробуждали спящих, подбадривали слабых. Примечательной особенностью небывалого размаха стачечной борьбы в 1905 году является сочетание политических выступлений рабочего класса с экономическими стачками. Именно тесная связь политических и экономических забастовок обеспечила тот гигантский размах движения, равного которому не знала ни одна страна мира.

Благодаря экономической стачке в революционную борьбу втягивались даже самые отсталые слои рабочего класса. Массовое стачечное движение подготовило рабочий класс к вооруженному восстанию против царизма.

На всех этапах первой русской революции героическая борьба рабочего класса подкреплялась активными революционными выступлениями крестьянства. «Движение 1905-го года,— писал В. И. Ленин,— исторически характеризуется именно тем, что громадное большинство населения России, именно крестьянство, выдвинуло земельный вопрос на самое первое место» (2).

По мере развертывания революционных событий крестьянское движение непрерывно нарастало. Так, если весной 1905 года крестьянское движение охватило седьмую часть уездов, то осенью того же года им было охвачено уже до одной трети, а в 1906 году пламя крестьянских волнений бушевало уже в половине уездов России. В течение 1905 года было зарегистрировано свыше трех с половиной тысяч крестьянских выступлений. Осенью 1905 года в таких районах, как центрально-черноземная полоса, Поволжье, Украина, Закавказье, Прибалтика, происходили настоящие крестьянские восстания.

1. В. И. Ленин. Соч., т. 23, стр. 231.
2. В. И. Ленин. Соч., т. 20, стр. 349.

Вооружившись кольями, вилами, дубинами, иногда и огнестрельным оружием, крестьяне нападали на помещичьи усадьбы, громили имения, захватывали и делили между собой находившееся там имущество. В. И. Ленин отмечал, что крестьяне в 1905—1907 годах сожгли свыше 2 тыс. помещичьих имений.

Чрезвычайно большое значение в развертывании крестьянского движения сыграла разработанная В. И. Лениным аграрная программа, предусматривавшая передачу крестьянам помещичьих, церковных, монастырских и других земель.

К началу революции 1905—1907 годов крестьянство в результате развития капитализма в сельском хозяйстве уже не представляло собой однородной в экономическом отношении массы. Внутри его обособилась сравнительно небольшая (около 18,5%) группа зажиточных крестьян, которая держала в своих руках не только львиную долю купчей и арендованной земли, но и гораздо большую по сравнению с ее удельным весом часть надельной земли. По своему положению эта группа крестьян резко отличалась от основной массы сельского населения. Это была деревенская буржуазия,- кулаки, которые, так же как и помещики, угнетали и эксплуатировали деревенскую бедноту, составлявшую не менее 60% крестьянского населения. Несмотря на то, что кулаки, так же как и все крестьянство, стремились к захвату помещичьих земель, они, как правило, стояли в стороне от крестьянских выступлений, а иногда помогали властям подавлять волнения в деревне. Основную и наиболее активную часть участников крестьянского движения составляла деревенская беднота. Именно крестьяне — бедняки и середняки громили помещичьи имения, поджигали усадьбы, свозили с полей помещичий хлеб, захватывали помещичьи земли. В 1905—1906 годах наряду с крестьянскими волнениями, направленными против помещиков, в ряде губерний (например, в Рязанской, Харьковской, Полтавской, Черниговской, Екатеринославской и др.) имели место выступления крестьян против кулаков. В ряде районов страны значительного размаха достигла, в особенности осенью 1905 года, стачечная борьба сельскохозяйственных рабочих. Большевики придавали большое значение укреплению своих связей с деревенскими батраками, использовали эти связи в целях сплочения бедняцко-середняцких масс крестьянства и вовлечения их в активное участие в революционной борьбе.

Правда, выступления крестьян и в 1905 году носили в целом тот же стихийный, неорганизованный, раздробленный характер, как и в предыдущие годы. Однако теперь стремления крестьян к захвату помещичьей земли проявились гораздо ярче, а попытки самочинным путем разрешить аграрный вопрос носили более решительный характер.

Это объясняется не только возросшей остротой аграрного вопроса в России, но и тем, что теперь крестьянские массы в своей борьбе могли опереться на рабочий класс, ставший более сточенным и организованным. Пролетариат решительно поддерживал все революционные выступления и требования крестьянства.

В 1905—1906 годах в ряде губерний было немало совместных выступлений рабочих и крестьян. Партия рабочего класса направляла в деревню десятки и сотни своих работников, разъяснявших крестьянам сущность происходивших в стране революционных событий, призывавших и поднимавших их на борьбу, посылала туда тысячи экземпляров социал-демократических листовок, газет и брошюр. Все это оказывало большое влияние на крестьянские массы, способствуя усилению их революционной борьбы. О возросшем уровне политического сознания крестьянских масс в ходе революции 1905—1907 годов свидетельствуют довольно многочисленные факты: выступления крестьян с такими общеполитическими требованиями, как созыв народных представителей на основе всеобщих равных и тайных выборов, замена государственных налогов и повинностей прогрессивным подоходным налогом, освобождение из тюрем политических заключенных и т. д. и т. п.

Все это говорит о том, что бедняцко-середняцкие массы крестьянства с доверием относились к рабочему классу и на деле являлись его боевым союзником. «Союз сил пролетариата и крестьянства,— писал В. И. Ленин,— не «в идее существовал» и не «едва начал воплощаться в жизни», а характеризовал весь первый период русской революции, все крупные события 1905 — 1907 годов. Октябрьская стачка и декабрьское восстание, с одной стороны, крестьянские восстания на местах и восстания солдат и матросов были именно «союзом сил» пролетариата и крестьянства. Этот союз был стихиен, неоформлен, часто несознан. Эти силы были неорганизованы достаточно, были раздроблены, были лишены действительно руководящего центрального руководства и т. д., но факт «союза сил» пролетариата н крестьянства, как главных сил, проломивших брешь в старом самодержавии, бесспорен. Не поняв этого факта, нельзя ничего понять в «итогах» русской революции» (1).

Массовые выступления пролетариата в городе, нарастание крестьянского движения в деревне — все это поколебало самую «прочную» и последнюю опору царизма — армию. Об этом свидетельствует целый ряд восстаний, происходивших в армии и флоте в 1905—1906 годах. Наиболее значительным из них было восстание на броненосце «Потемкин». Оно вспыхнуло в условиях неуклонного подъема волны стачек и забастовок по всей России летом 1905 года. Это восстание было обусловлено тем глубоким недовольством, которое царило на всех кораблях и во всех частях русской армии и которое по-своему отражало остроту классовых противоречий в стране.

1. В. И. Ленин. Соч., т. 15, стр. 305.

Однако восставшие матросы представляли собой еще недостаточно зрелую в революционном отношении массу. Лишенные твердого революционного руководства, матросы «Потемкина» допустили ряд серьезных ошибок: они не объединились с одесскими рабочими, не поддержали их стачки, не дали им оружия. Оставшись одинокими, матросы «Потемкина», несмотря на весь свой героизм, в конце концов вынуждены были отправиться в Констанцу и сдаться там румынским властям.

Восстание на броненосце «Потемкин» имело огромное значение. В. И. Ленин рассматривал его, как первую серьезную попытку создания ядра революционной армии, без которой невозможна победа революции.

Восстание матросов броненосца «Потемкин» не было единичным выступлением. Под могучим воздействием Октябрьской всеобщей политической стачки осенью 1905 года произошли военные восстания в Харькове, Киеве, Минске, Воронеже, Ташкенте и других городах. Вспыхнули восстания в Балтийском и Черноморском флотах. Наиболее значительным из этих восстаний было восстание в Севастополе, начавшееся 12 ноября. В нем наряду с матросами приняли участие рабочие и солдаты севастопольского гарнизона. В ходе этого восстания была предпринята попытка создать Совет рабочих, матросских и солдатских депутатов.

Наиболее активную роль в военных восстаниях играли те элементы армии и флота, которые рекрутировались главным образом из промышленного пролетариата, что лишний раз свидетельствует о руководящей роли рабочего класса в русской революции.

Своим революционным примером русский пролетариат вдохновлял на борьбу с царизмом трудящиеся массы всех национальностей России. На всех этапах русской революции плечом к плечу с русским пролетариатом и крестьянством выступали против царя и помещиков рабочие и крестьяне Украины, Белоруссии, Польши, Прибалтики, Закавказья, Средней Азии и других окраин России.

Русский пролетариат горячо поддерживал национально-освободительную борьбу нерусских народов России, выступая последовательным борцом за предоставление всем нациям империи права на самоопределение. Следовательно, русский пролетариат был выразителем коренных интересов не только русского, но и всех остальных народов нашей страны. Таким образом, смелые выступления рабочего класса протав царизма подняли в 1905 году на борьбу широчайшие массы народа, угнетенные классы всех наций Российской империи. В этом факте наглядно отразился народный характер первой русской революции.

Народный характер первой русской революции сказался также в создании подлинно-народных организаций, которые являлись зародышем народной власти.

В. И. Ленин неоднократно указывал, что основным вопросом всякой революции является вопрос о власти. Поскольку гегемоном первой русской революции был пролетариат, выступавший в союзе с крестьянством, постольку от этих классов зависел и характер той новой власти, которая должна была придти на смену самодержавию.

Органы новой власти могли родиться лишь в огне революционной борьбы, лишь в результате революционного творчества самих народных масс. Когда политические стачки стали перерастать в вооруженное восстание, пролетариат создал новую форму массовой организации — Советы рабочих депутатов, которые могли возглавить дело подготовки вооруженного восстания в масштабе целого города, района, области. Большевики, которые видели в Советах рабочих депутатов зародыш революционного правительства, политическую форму революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства, подхватили эту инициативу, выступая организаторами и руководителями этих новых организаций рабочего класса.

Первый Совет рабочих депутатов был создан иваново-вознесенскими рабочими в период их летней стачки. Осенью 1905 года, в особенности в дни всероссийской политической стачки, Советы были созданы в ряде городов: в Москве, Петербурге, Твери, Костроме, Луганске, Екатсринославе, Саратове, Ростове-на-Дону, Киеве, Одессе, Николаеве, Новороссийске, Баку, Красноярске, Чите и других городах и рабочих поселках. Создание Советов рабочих депутатов знаменовало вступление революционной борьбы пролетариата в новый, высший этап, когда в порядок дня было поставлено вооруженное восстание. «Советы рабочих депутатов,— писал В. И. Ленин,— органы массовой непосредственной борьбы. Они возникли, как органы борьбы стачечной. Они стали очень быстро, под давлением необходимости, органами общереволюционной борьбы с правительством. Они превратились неудержимо, в силу развития событий и перехода от стачки к восстанию,— в органы восстания» (1). Находясь во главе подготовки к вооруженному восстанию, Советы, представлявшие собой зачаточные органы народной власти, брали в свои руки регулирование общественной жизни.

1. В. И. Ленин. Соч., т. 11, стр. 103.

В целях охраны общественного порядка Советы создавали рабочую милицию, рабочие дружины, красные сотни и другие вооруженные отряды рабочего класса.

Оппортунизм меньшевиков отчетливо проявился и в оценке ими роли Советов, которые они рассматривали всего лишь как органы местного самоуправления.

В то время как большевики всемерно поддерживали и развивали инициативу рабочих, оказывая им разностороннюю помощь в создании Советов, меньшевики тормозили это дело. Они задержали на несколько недель образование Советов в Одессе и Николаеве. По их вине Советы в Кременчуге, Юзовке, Мариуполе и других городах образовались лишь в декабре 1905 года.

Революционная инициатива пролетариата была подхвачена кое-где крестьянами и солдатами, которые по примеру рабочих создавали Советы крестьянских и Советы солдатских депутатов.

Однако в деревне чаще возникали революционные крестьянские комитеты. В. И. Ленин еще в период разработки аграрной программы накануне II съезда РСДРП придавал большое значение крестьянским комитетам, которые, по его мысли, должны были стать первым шагом к тому, «чтобы и по захолустным деревням крестьяне встали на свои собственные ноги и взяли свою судьбу в свои собственные руки» (1). III съезд РСДРП в резолюции об отношении к крестьянскому движению обязал всех членов партии выдвигать необходимость немедленной организации революционных крестьянских комитетов «с целью проведения всех революционно-демократических преобразований в интересах избавления крестьянства от полицейско-чиновничьего и помещичьего гнета» (2).

В процессе развертывания крестьянского движения в ряде губерний осенью 1905 года были созданы революционные крестьянские комитеты. Они руководили борьбой крестьян против помещиков и своими действиями парализовали деятельность ненавистных народу органов царской власти. Крестьянские комитеты облагали помещиков контрибуцией, возглавляли крестьянские массы при разгроме помещичьих имений, осуществляли захват помещичьих земель, скота и т. д., т. е. выступали как органы народной революционной власти в деревне.

В развертывании революционной борьбы в деревне в 1905 году серьезную роль сыграл «Всероссийский крестьянский союз». Он образовался летом 1905 года по инициативе крестьян Московской губернии. В нем объединились массы революционного крестьянства. На всероссийских и губернских съездах крестьянского союза принимались резолюции, требовавшие передачи земли крестьянам, созыва Учредительного собрания введения обязательного пятилетнего обучения и т. п.

1. В. И. Ленин. Соч., т 6. стр. 378.
2. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК, ч. I, стр. 80—81.

«Это была,— писал В. И. Ленин,— действительно народная, массовая организация, разделявшая, конечно, ряд крестьянских предрассудков, податливая к мелкобуржуазным иллюзиям крестьянина (как податливы к ним и наши социалисты-революционеры), но безусловно «почвенная», реальная организация масс, безусловно революционная в своей основе, способная применять действительно революционные методы борьбы…» (1). Большевики делали все для того, чтобы вырвать крестьянский союз из-под либерального и эсеровского влияния, которое сковывало революционную инициативу крестьянства. Они разоблачали псевдосоциалистический характер эсеровской программы социализации земли, разъясняли, что требования эсeров об уравнительном распределении земли при сохранении капиталистических порядков не имеют ничего общего с социализмом и выгодны в конечном счете одним лишь кулакам.

Борьба большевиков против эсеров, меньшевиков и либералов способствовала расширению и укреплению союза рабочего класса с крестьянством — этой основной и решающей силы первой русской революции.

Несомненно, что возникновение среди рабочих и крестьян массовых организаций, а также образование революционными массами органов подлинно народной власти свидетельствуют и глубине народной революции, происходившей в России в 1905-1907 годах.

Созданные в ходе первой русской революции Советы рабочих депутатов были величайшим историческим завоеванием рабочего класса России. Они явились прообразом Советской власти, утвердившейся в нашей стране в результате победы Великой Октябрьской социалистической революции. Опыт первых Советов послужил Ленину отправным пунктом для дальнейшей разработки учения о Советах, как государственной форме диктатуры пролетариата.

Советы рабочих депутатов вписали немало ярких страниц в историю первой русской революции. Там, где во главе Советов стояли большевики, эти зачаточные органы народной власти являлись центрами, вокруг которых сплачивались массы рабочего класса, готовившегося к вооруженной схватке с царизмом. Наоборот, Советы, во главе которых стояли меньшевики, не могли сыграть положительной роли в революции; меньшевистское руководство постоянно сковывало инициативу и самодеятельность рабочих депутатов. Это относится прежде всего к Петербургскому Совету рабочих депутатов, во главе которого оказались враги революции (Троцкий, Хрусталев, Парвус).

1. В. И. Ленин. Соч., т. 10, стр. 232—233.

Они делали все для того, чтобы не допустить превращения Петербургского Совета в орган вооруженного восстания. Иная обстановка сложилась в Москве. Московский Совет сыграл выдающуюся роль в революции 1905—1907 годов.

Во главе Московского Совета с самого начала стояли большевики. Благодаря этому с первых дней своего существования Московский Совет был тесно связан с революционными массами и держал курс на вооруженное восстание. Это обстоятельство сыграло немаловажную роль в том, что с осени 1905 года центр первой русской революции переместился в Москву, где в декабре 1905 года произошло самое крупное вооруженное восстание пролетариата за весь период революции 1905—1907 годов.

В дни вооруженного восстания в Москве первая народная революция эпохи империализма достигла своей вершины.

В революционную борьбу втянулись огромные массы населения. Повсюду в городах происходили политические стачки, нередко перераставшие в вооруженное, восстание против царизма; крестьянское движение достигло небывалого размаха. О возросшей политической активности рабочего класса красноречиво говорят следующие данные: если в январе 1905 года в политических стачках принимало участие 123 тыс. человек, в октябре — 330 тыс., то в декабре — уже 370 тыс. человек.

Как отмечалось выше, понимание необходимости вооруженной схватки с царизмом со всей отчетливостью проявилось в сознании рабочего класса 9 января — в день «кровавого воскресенья». Рабочие стихийно брались за оружие, чтобы отомстить своим палачам и угнетателям. Большевики видели свою задачу в том, чтобы направить жгучую ненависть рабочих по действительно революционному пути, помочь им организоваться в боевую силу и возглавить их вооруженное восстание. Вырабатывая революционную тактику партии, III съезд РСДРП в резолюции о вооруженном восстании признал главной и неотложной задачей партии — организацию пролетариата на борьбу с самодержавием путем вооруженного восстания. Съезд наметил целый ряд конкретных мер. В. И. Ленин придавал особенно большое значение военно-технической стороне подготовки вооруженного восстания, требуя от местных партийных организаций энергичной деятельности по вооружению и военному обучению рабочих. Большевики организовали закупку оружия за границей. В некоторых городах было организовано изготовление холодного и огнестрельного оружия самими рабочими. В Москве и ряде других городов были созданы лаборатории, занимавшиеся изготовлением бомб, организованы боевые дружины, составлявшие вооруженные силы революции. На предприятиях Москвы и других городов проводилось обучение рабочих военному делу, умению владеть оружием, тактике уличных и баррикадных боев.

Подготовка к вооруженному восстанию наибольшего размаха достигла осенью 1905 года в Москве, где в дни всероссийской политической стачки на фабриках и заводах были созданы боевые дружины. Московский комитет РСДРП, в конце ноября вышедший из подполья, стоял во главе всей подготовки вооруженного восстания. Он настойчиво готовил рабочих Москвы к решительной схватке с царизмом, проводя на предприятиях огромную работу агитационного, пропагандистского и организационного характера; он развил интенсивную деятельность по заготовке оружия, тщательно разрабатывал план вооруженного восстания. Московский и районные Советы рабочих депутатов, руководимые большевиками, быстро превращались в органы восстания. Благодаря энергичной деятельности большевиков стремительно нарастал боевой дух у московских рабочих. Под влиянием рабочих революционные настроения охватили и солдат московского гарнизона. 2 декабря вспыхнуло стихийное восстание в Ростовском полку; был создан Совет солдатских депутатов. Революционное брожение происходило и в других частях гарнизона. Однако Совет солдатских депутатов не сумел охватить своим руководством солдатские массы. Московский Совет рабочих депутатов и Московский комитет партии также не приняли должных мер к тому, чтобы вырвать воинские части из-под влияния начальства и привлечь их на сторону революции. Все это позволило военным властям подавить восстание в Ростовском полку, разоружить и запереть в казармах солдат Несвижского и Перновского полков. Толчком к дальнейшему нарастанию стачечного движения в Москве послужило известие об аресте Петербургского Совета рабочих депутатов. Рабочие депутаты Московского Совета высказались в пользу необходимости организации решительного выступления рабочих против царизма. 5 декабря Московский комитет предложил Московскому Совету объявить всеобщую стачку с тем, чтобы в ближайшие дни перевести ее в восстание. 6 декабря этот вопрос обсуждался на заседании Московского Совета. Хотя меньшевики и эсеры были против вооруженного восстания, но в обстановке быстрого нарастания революционных настроений в рабочих массах они не осмелились голосовать против всеобщей стачки. В единодушно принятом решении Московский Совет призывал рабочих 7 декабря в 12 часов начать всеобщую политическую стачку. Это решение было встречено московскими рабочими с большим энтузиазмом.

7 декабря в 12 часов остановились фабрики и заводы Москвы, закрылись магазины. В течение 7—8 декабря повсюду на предприятиях происходили митинги и собрания.

Столкновения рабочих с войсками и полицией начались уже 8 декабря. Вечером этого дня полиция окружила сад «Аквариум» и разогнала происходивший там митинг. 9 декабря войска обстреляли и разгромили училище Фидлера, в котором происходило собрание боевых дружин Москвы. Вооруженное нападение властей на рабочих ускорило перерастание стачки в восстание. Вынужденные обороняться, рабочие 9 декабря приступили к сооружению баррикад. 10 декабря баррикады покрыли улицы Москвы, в строительстве баррикад принимали участие женщины и даже дети. Восстание охватило значительные массы рабочих. В баррикадных боях участвовало не менее 8 тыс. вооруженных дружинников, опиравшихся на поддержку огромного большинства рабочих Москвы. Однако повстанцам нехватало оружия. Чаще всего защитники баррикад могли противопоставить войскам один лишь беззаветный героизм. Недостаток оружия сковывал инициативу рабочих, вынуждая их обороняться, вместо того чтобы решительно наступать.

Положение повстанцев осложнилось еще и тем, что властям удалось в ночь с 8 на 9 декабря арестовать почти всех членов Московского комитета большевиков, являвшегося штабом восстания, в результате чего восстание, лишившись централизованного руководства, распалось на ряд отдельных очагов, почти не связанных между собой.

Наибольшего размаха восстание достигло на Пресне. Здесь еще 7 декабря прекратили работу рабочие Прохоровской мануфактуры. 9 декабря они вышли на улицу и приступили к сооружению баррикад, которые к вечеру покрыли все важнейшие улицы этого района. Повстанцами на Пресне руководил районный Совет рабочих депутатов и революционный комитет, в который вошли депутаты Московского Совета. В дни восстания власть на Пресне фактически находилась в руках революционного комитета. Полиция была принуждена покинуть Пресню. Районный Совет регулировал снабжение населения продовольствием, издавал распоряжения, обязательные для всего населения. Пресненский Совет рабочих депутатов действовал как орган подлинно народной власти. В течение нескольких дней многочисленные попытки правительственных войск овладеть Пресней были безуспешны. Лишь с прибытием в ночь на 15 декабря из Петербурга Семеновского полка властям удалось сломить сопротивление защитников пресненских баррикад. 17 декабря рабочие Прохоровской мануфактуры подняли белый флаг. Не обращая на него никакого внимания, каратели продолжали артиллерийский обстрел всего района. Зверства семеновцев доходили до того, что они поджигали жилые дома рабочих, не разрешая спасать от огня их скудные пожитки. В условиях явного перевеса сил на стороне контрреволюции Совет принял решение об организованном прекращении с 19 декабря всеобщей стачки.

Захватив Пресню, семеновцы учинили свирепую расправу: участников восстания хватали и расстреливали без суда и следствия. Московское восстание было разгромлено.

Однако героическое выступление московских рабочих с оружием в руках имело огромное значение в деле революционизирования народных масс. Пролетариат многих городов необъятной России не только внимательно следил за событиями, происходившими в Москве, но и пытался поддержать вооруженную борьбу московских рабочих столь же смелыми выступлениями. Рабочие Харькова, Сормова, Ростова, Красноярска, Читы, Новороссийска и других городов также поднимали знамя вооруженной борьбы против царизма. Раздробленные восстания происходили в Грузии, Прибалтике и Финляндии.

Но вся эта мощная волна освободительного движения рабочего класса не завершилась победой. Восстания и забастовки были повсюду разгромлены правительством, потому что между рабочими разных городов не было единства в действиях, их выступления были лишены единого централизованного руководства. Поражению восстания в Москве и других городах способствовали оборонительная тактика повстанцев и дезорганизаторская деятельность меньшевиков и эсеров. Кроме того, смелые выступления рабочих не были поддержаны столь же смелыми и повсеместными восстаниями крестьян, солдат и матросов.

Вооруженные выступления рабочих, в особенности в Москве, имели огромное историческое значение. «Первый раз во всемирной истории,— писал В. И. Ленин,— была достигнута такая высота развития и такая сила революционной борьбы, что вооруженное восстание выступило в соединении с массовой стачкой, этим специфически пролетарским оружием. Ясно, что этот опыт имеет мировое значение для всех пролетарских революций» (1).

1. В. И. Ленин. Соч., т. 31, стр. 315.

Вслед за поражением Московского восстания началась полоса разнузданного кровавого террора. Заключив при содействии американских империалистов постыдный мир с Японией, царское правительство направило главные силы своих войск на подавление революции. Все темные силы буржуазно-помещичьей России объединились вокруг черного знамени врагов революции для беспощадной расправы с ее участниками. В городах свирепствовала черная сотня, получавшая всемерною поддержку со стороны военных и полицейских властей. По селам и деревням, словно орды иноземных захватчиков, рыскали карательные экспедиции. Многие и многие тысячи рабочих и крестьян были расстреляны и повешены царскими властями.

Несмотря на свирепый террор, рабочие и крестьяне не сложили оружия. Об этом красноречиво говорят следующие данные: в течение 1906 года в стачках участвовало 1 108 тыс. рабочих, в течение 1907 года — 740 тыс. В деревне же размах крестьянского движения достиг в 1906 г. еще большей широты, чем в 1905 году, охватив до половины уездов России. Все это говорит о том, что, несмотря на поражение Декабрьского вооруженного восстания, борьба продолжалась. Рабочие отступали медленно, с боями. Эти арьергардные бои рабочих и крестьян сорвали расчеты правительства получить в лице Государственной думы послушный орган борьбы с революцией.

В условиях продолжавшейся революции рабочие настойчиво требовали созыва объединительного съезда РСДРП, чтобы положить конец организационному разобщению партии. В. И. Ленин был за объединение большевиков с меньшевиками. Однако он считал, что объединение могло быть прочным лишь при том условии, если оно произойдет на принципах революционного марксизма. Под давлением рабочих меньшевики согласились на созыв IV съезда РСДРП, который состоялся в апреле 1906 года в Стокгольме.

Действительного объединения на этом съезде не произошло, так как меньшевики продолжали отстаивать оппортунистические позиции по всем вопросам русской революции. На съезде развернулась острая борьба между большевиками и меньшевиками по аграрному вопросу. В. И. Ленин предложил аграрную программу, которая предусматривала конфискацию помещичьей земли, и национализацию всей земли в стране. Эти меры давно уже были выдвинуты всем ходом экономического развития России. Ленинская программа о решении аграрного вопроса была рассчитана на решительное и полное искоренение всех остатков крепостничества и крепостнической эксплуатации, на удовлетворение насущных нужд крестьян. Меньшевики выдвинули реакционную программу муниципализации, т. е. передачи помещичьей земли в распоряжение местных органов самоуправления — земств, которые должны были сдавать ее крестьянам в аренду. Эта программа исходила из признания прусского типа капиталистического развития сельского хозяйства, как единственно возможного для России. Меньшевистская программа признавала неприкосновенными помещичьи имения, в которых хозяйство велось по-капиталистически. Она предусматривала установление участков помещичьей земли, не подлежащих отчуждению. Она, по сути дела, не ставила даже вопроса об уничтожении частной собственности на землю.

Если ленинская аграрная программа была рассчитана на глубочайшую аграрную революцию, то программа муниципализации выражала линию меньшевиков на сделку с помещиками и буржуазией.

Воспользовавшись своим большинством, меньшевики протащили, правда, с некоторыми поправками и дополнениями, реакционную программу «муниципализации» земли.

По вопросу об отношении к Думе IV съезд РСДРП принял резолюцию, предложенную меньшевиками, которые рассматривали Думу, как воплощение народного представительства. Принятая съездом меньшевистская резолюция о вооруженном восстании была направлена, в сущности, против восстания. После съезда борьба между подлинно революционной частью партии и ее оппортунистическим крылом развернулась с новой силой. Меньшевики вслед за кадетами считали революцию оконченной. Они осуждали вооруженнее выступление московского пролетариата в декабре 1905 года, удерживали рабочих от революционных выступлений. После поражения Московского восстания меньшевики, придвинулись еще ближе к лагерю контрреволюции, отойдя еще дальше от рабочего класса.

Большевики продолжали крепить связи с пролетарскими массами. Они руководили всеми революционными выступлениями рабочего класса, неустанно разоблачая контрреволюционную сущность кадетов и оппортунизм меньшевиков, сеявших в массах конституционные иллюзии. Большевики неустанно разъясняли рабочим, что Дума не имеет ничего общего с действительным народным представительством, что царь созвал ее для обмана народа, преследуя единственную цель — при ее содействии задушить революцию, что подлинно народной Думы царизм не потерпит. Словно в подтверждение слов большевистских агитаторов, летом 1906 года, т. е. буквально через несколько месяцев после открытия Думы, царь издал манифест о ее роспуске, назначив новые выборы.

Распуская I Думу и назначая новые выборы, царское правительство рассчитывало получить в лице II Думы послушное орудие своей реакционной политики. Однако и на этот раз оно просчиталось: II Дума оказалась еще более оппозиционной, чем первая.

В условиях спада революции большевики отказались от тактики бойкота, которую они проводили в отношении булыгинской и I Думы. Они приняли самое активное участие в выборах во II Думу, широко использовав избирательные собрание в целях революционной агитации. В. И. Ленин разработал думскую тактику, которая предусматривала образование в Думе революционного блока РСДРП с трудовиками и другими революционно-демократическими элементами. Аграрный вопрос занял центральное место и во II Думе - требованием конфискации помещичьих земель в ней выступили трудовики и социал-демократы (последние имели 65 мандатов). Так как меньшевики, с которыми большевики составляли в Думе единую фракцию, стояли на оппортунистических позициях по вопросу об отношении РСДРП к непролетарским партиям, большевики вынесли этот чрезвычайно важный вопрос на обсуждение очередного V партийного съезда.

Последовательно революционная линия большевиков способствовала тому, что после IV съезда партии ряды большевиков значительно выросли, тогда как меньшевики потеряли немало своих сторонников. Поэтому в отличие от IV съезда РСДРП, на котором большинство принадлежало меньшевикам, на V съезде, состоявшемся в мае 1907 года в Лондоне, преобладали большевики. В ожесточенной борьбе с меньшевиками съезд принял большевистские резолюции по всем основным вопросам повестки дня. Съезд дал четкую установку об отношении РСДРП к реакционным (черносотенным) либерально-буржуазным и мелкобуржуазным партиям.

Исходя из этой установки, большевики после V съезда развернули еще более решительную борьбу как против откровенна реакционных черносотенных партий, так и против кадетов, неустанно разоблачая их фальшивый демократизм и соглашательство с царизмом.

Эта борьба подрывала влияние контрреволюционных и реакционных партий на массы рабочего класса и крестьянства. Однако чем дальше отступала революция, тем сильнее делался натиск контрреволюции. Правительственные репрессии дополнялись локаутами, массовым увольнением рабочих, наступлением буржуазии на жизненные интересы рабочего класса. Первого июня 1907 года председатель Совета министров Столыпин предъявил II Думе требование исключить из Думы всю социал-демократическую фракцию, а 3 июня царь объявил манифест о роспуске II Думы. Одновременно с этим был объявлен новый избирательный закон, еще более ограничивавший избирательные права трудящихся масс.

Подписав этот закон, царь растоптал свое торжественное обещание не издавать никаких законов без согласия Думы, данное им в манифесте 17 октября. Разгон II Думы означал государственный переворот, за которым последовала полоса черной реакции.

Революция 1905—1907 годов потерпела поражение. Основная причина поражения революции состояла в том, что не удалось объединить в единый революционный поток выступления рабочих, крестьян и солдат. Союз рабочего класса и крестьянства не был еще достаточно прочным. Наиболее значительные выступления крестьян произошли в то время, когда крупные очаги революции в промышленных центрах были уже подавлены. Наличие у крестьян монархических иллюзий обусловило тот факт, что большая часть армии, состоявшей в основном из крестьян выступала вместе с царизмом, помогая правительству подавлять стачки и восстания. Существенную роль в поражении революции сыграло и то, что сами рабочие выступали недостаточно организованно. В то время как передовые слои рабочего класса смело и дружно поднялись на борьбу в 1905 году, более отсталые раскачивались медленно и выступили тогда, когда авангард рабочего класса был уже значительно ослаблен.

Поражению революции способствовало отсутствие единства в рядах партии рабочего класса. В то время как большевики вели последовательную линию на всемерное углубление и развитие революции, меньшевики своей соглашательской политикой тормозили развертывание революции, подрывали единство рабочего класса, ослабляли его натиск на самодержавие. Эта линия меньшевиков помешала пролетариату стать настоящим вождем революции.

Кроме того, царскому правительству в удушении революции помогла буржуазия западноевропейских государств, опасавшаяся за свои капиталовложения в России, а также боявшаяся, как бы волны народной революции не захлестнули другие капиталистические страны. Активное участие ряда империалистических государств в подавлении первой русской революции свидетельствовало о том, что империалистическая буржуазия Западной Европы и Соединенных Штатов Америки стала главным оплотом международной реакции.

Несмотря на свое поражение, революция 1905—1907 годов оказала огромное влияние на все стороны общественной жизни России, оставив глубокий след в сознании народа. Первая русская революция, подняв на борьбу широчайшие народные массы, явилась для рабочих и крестьян великой школой революционного воспитания. В. И. Ленин указывал, что за три года революции рабочие и крестьяне прошли такую богатую школу политического воспитания, какую едва ли можно пройти и за три десятилетия обычного мирного развития, ибо революция показала в действии все классы русского общества, вес политические партии, раскрыла их действительные стремления и тем самым позволила трудящимся четко определить своих друзей и врагов. Революция нанесла серьезный удар по наивно-монархическим иллюзиям отсталых слоев пролетариата и крестьянства. Она наглядно показала рабочим, что в эпоху империализма, когда в порядок дня поставлена социалистическая революция, буржуазия больше боится пролетариата, чем господства крепостников.

Она подтвердила ленинское учение о том, что в эпоху империализма только пролетариат может быть до конца последовательной революционной силой в буржуазно-демократической революции, что гегемония пролетариата, возглавляемого партией нового типа, является необходимым условием победы подлинно народной революции.

Многомиллионные массы трудящихся крестьян, поставленные всем ходом развития капитализма в невыносимые условия существования, являются естественным союзником пролетариата, союз этих угнетенных классов является решающей силой общественного развития. В ходе революции 1905—1907 годов были заложены основы для создания под руководством пролетариата единого революционного фронта угнетенных народов России. Революция обнажила контрреволюционное лицо либеральной буржуазии, ослабила ее как политическую силу, лишив ее уже тогда значительной часта резервов и прежде всего крестьянских.

В ходе революции 1905—1907 годов пролетариат России нашел новые формы борьбы (всеобщая политическая стачка) и новую форму народной власти (Советы). Революция подтвердила правильность стратегического плана большевиков, разработанного В. И. Лениным. Она доказала, что роль подлинного вождя рабочего класса и всех трудящихся может выполнять лишь подлинно революционная марксистская партия — партия нового типа. Выясняя значение революции 1905— 1907 годов, В. И, Ленин писал: «Без трех лет величайших классовых битв и революционной энергии русского пролетариата 1905—1907 годов была бы невозможна столь быстрая, в смысле завершение ее начального этапа в несколько дней, вторая революция. Первая (1905 г.) глубоко взрыла почву, выкорчевала вековые предрассудки, пробудила к политической жизни и к политической борьбе миллионы рабочих и десятки миллионов крестьян, показала друг другу и всему миру все классы (и все главные партии) русского общества в их действительной природе, в действительном соотношении их интересов, их сил, их способов действия, их ближайших и дальнейших целей» (1).

Революция 1905—1907 годов подготовила победу Февральской революции и тем самым сыграла большую роль в подготовке и победе Великой Октябрьской социалистической революции. «Без «генеральной репетиции» 1905 года победа Октябрьской революции 1917 года была бы невозможна» (2),— писал В. И. Ленин.

1. В. И. Ленин. Соч., т. 23, стр. 291—292.
2. В. И. Ленин. Соч., т. 31; стр. 11.

Народная революция в России имела большое международное значение. «На пролетариат всей России смотрит теперь с лихорадочным нетерпением пролетариат всего мира. Низвержение царизма в России, геройски начатое нашим рабочим классом, будет поворотным пунктом в истории всех стран, облегчением дела всех рабочих всех наций, во всех государствах, во всех концах земного шара» (1), — указывал В. И. Ленин в самый разгар революции.

Революция 1905 — 1907 годов оказала огромное влияние на развитие международного революционного движения. Она положила конец так называемому мирному периоду (1872 — 1904 гг.), открыв революционную эру эпохи империализма. Нанеся сокрушительный удар по оппортунистам II Интернационала и подтвердив великую жизненную силу творческого марксизма и огромное значение теории и тактики ленинизма в революционной борьбе пролетариата, революция подняла на новую, высшую ступень пролетарское движение во всем мире. Под ее могучим воздействием мощная волна стачек и забастовок охватила все страны Западной Европы.

13 августа 1905 года произошла 40-тысячная демонстрация в Будапеште. Демонстранты требовали всеобщего избирательного права. В дни всероссийской стачки в России на улицах Вены и Праги происходили столкновения рабочих с войсками. Волна стачек прокатилась по промышленным центрам Франции.

Русская народная революция, нанеся сокрушительный удар по царизму, в то же время серьезно ударила по всей системе империализма, ибо Россия являлась одним из звеньев этой системы, а царизм - ее сторожевым псом.

Революция 1905-1907 годов явилась прологом социалистической революции.

Особенно большое влияние оказала первая русская революция на национально-освободительное движение в странах Востока. Под ее прямым воздействием произошли революции в Персии, Турции, Китае. Народы этих стран подняли знамя борьбы за свое освобождение от гнета империалистической буржуазии.

* * *

Зa истекшие 50 лет со времени первой русской революции рабочий класс и все трудящиеся нашей страны прошли славный исторический путь. Под руководством Коммунистической партии, говорится в тезисах о пятидесятилетии первой русской революции, рабочий класс России в союзе с трудящимся крестьянством совершил Великую Октябрьскую социалистическую революцию, создал социалистическое государство рабочих и крестьян и обеспечил победу социализма в СССР.

1. В. И. Ленин. Соч., т. 8, стр. 80.

Советский народ тем самым воплотил в жизнь идеалы мужественных борцов первой русской революции и показал, что тяжелые жертвы и кровь, пролитая в борьбе за свободу, не пропали даром. Коммунистическая партия выступает как испытанный руководитель советского народа в его борьбе за завершение строительства социализма и постепенный переход к коммунизму. На базе успехов в развитии тяжелой индустрии, составляющей прочную основу всего народного хозяйства и несокрушимой обороноспособности нашей Родины, партия организует крутой подъем сельского хозяйства, дальнейшее развитие легкой и пищевой промышленности.

Построение социализма в СССР, развертывание социалистического строительства в европейских странах народной демократии, всемирно-историческая победа великого китайского народа, гигантский подъем национально-освободительного движения в Азии и революционной борьбы в Западной Европе и Америке, образование могучего лагеря мира и демократии во главе с великим Советским Союзом — во всех этих исторических победах воплотились героические подвиги мужественных участников первой русской революции.

Революционный опыт народов нашей страны, прошедших огонь трех революций, осуществивших под руководством Коммунистической партии величайшие социально-экономические, политические и культурные преобразования, воодушевляет трудящихся всех стран мира на борьбу за мир, демократию, национальную независимость и освобождение от империалистического гнета.

  • revolution-1905.txt
  • Последние изменения: 2019/07/10 16:04
  • (внешнее изменение)